Главная / Публикации / Т.В. Черницына. «Коммуникативные стратегии похвалы и порицания в прозе В.М. Шукшина»

2.2. Коммуникативная стратегия похвалы: цели, типология, коммуникативные тактики и ходы

Похвала как эмоционально-оценочное высказывание является мощным средством воздействия на собеседника. В зарубежной лингвистике похвала начинает изучаться с 70-х гг. XX века [294; 296]. Среди отечественных лингвистов интерес к данной теме проявляли Н.И. Формановская и А.А. Акишина, анализирующие похвалу в лингводидактическом аспекте. Похвалы, по их мнению, заслуживают: красота, обаяние, ум, отзывчивость, чуткость, доброта, профессиональные качества, внешний вид, моложавость, чувство юмора, приятность в общении, умение хорошо одеваться [2, с. 132—142].

В XX веке похвала изучается в большей степени в лингводидактическом аспекте, разграничиваются понятия «похвала», «комплимент», «лесть», «хвастовство», «одобрение» [67, с. 15].

Обратимся к понятию «похвала». Согласно толковому словарю С.И. Ожегова, «похвала — хороший, лестный отзыв о ком-чем-нибудь, одобрение» [174, с. 571]. Первоначальное значение понятия «хвала» — «наклон», далее — «поклон», «почтение» [266, с. 476].

И.В. Бессонова в своей работе «Речевые акты похвалы и порицания собеседника в диалогическом дискурсе современного немецкого языка» определяет похвалу как оценку качеств адресата, при этом не могут одобряться, по её мнению, природные данные собеседника (рост, вес и т. д.), но могут быть одобрены те качества, «которые зависят от сознания, воли, желаний личности» [25, с. 25]. В.И. Карасик считает, что похвала — это одобрение, т. е. высказанная положительная оценка кому- или чему-либо. Речевой акт похвалы включает одобрительный отзыв в прямой или косвенной форме, может содержать как общеоценочные, так и частнооценочные значения [115, с. 312].

О.С. Иссерс рассматривает похвалу как оценку действий адресата: «...для получения похвалы, нужно совершить что-либо, проявив себя с положительной стороны» [106, с. 179].

В.В. Леонтьев в своих исследованиях рассматривает похвалу наряду с лестью и комплиментом как эмоциональный концепт. К похвале он относит следующие признаки: «искренность, выражение одобрения, восторженность, восхваление, высокий стиль» [149, с. 49]. Л.Э. Безменова рассматривает похвалу как особый атрибут речевого этикета [27, с. 115]. Р.В. Серебрякова разделяет комплимент и похвалу, основываясь на том факте, что комплимент предполагает особую фатическую реакцию, а похвала — отсутствие такой реакции [202]. Однако комплимент является одной из коммуникативных тактик стратегии похвалы, включающей также фатическое значение.

Коммуникативная стратегия похвалы — реализация плана общения [106, с. 109], имеет положительно-оценочную коммуникативную цель, является «хорошей» с точки зрения говорящего и выражается контактоустанавливающими коммуникативными тактиками, включающими как одно, так и несколько высказываний и реализуемыми с помощью коммуникативных ходов.

В сферу положительной оценки в прозе В.М. Шукшина попадают: интеллектуальные способности человека, его образ жизни, поведение, образованность; речь как проявление внутреннего мира; проявление его отношения к труду, собственности и окружающим людям; физические данные:

Старик некоторое время молчал, смотрел на солнце, моргал красными веками без ресниц.

Я же некрасивый теперь, — сказал он.

— Почему? — девушка несколько растерялась. — Нет, вы красивый, дедушка.

Вдобавок хворый.

<... >

— Вы очень красивый, дедушка. Правда.

Старик слабо усмехнулся.

— Рисуй, раз такое дело [278, с. 26].

Похвала предполагает оценку качеств, знаний, умений адресата. И.Г. Дьячкова отмечает: «Похвалить можно не только поступки, поведение, деятельность, но и определенные результаты труда, предметы, принадлежащие адресату или входящие в микромир адресата (родителей, друзей). Но нельзя обратить похвалу к природным данным, которые не зависят от усилий личности (цвет глаз, рост и т. д.)» [83, с. 59—60]. Таким образом, в область диктума включается то, что может проявляться при каких-либо обстоятельствах: поступок, действия, качества личности. Чтобы получить похвалу, нужно проявить себя с положительной стороны:

Я тебе так скажу, Сергеевна: он старик ничего, не пьёт, не богохульничает особо, я не слышала ... [276, с. 214].

Сдержанной положительной оценки (он ничего) в приведенном примере заслуживает «правильный» образ жизни, точнее, отсутствие «неправильных» поступков и пагубных привычек.

Типология речевых актов похвалы и комплимента в разговорных диалогах прозы В.М. Шукшина может опираться на следующие критерии:

1)по функциональному назначению:

за стремление к знаниям: — Молодец, — серьёзно похвалил Кондрат. — Учись — дело будет [279, с. 180];

интеллектуальные способности: — Она умная [Там же, с. 405];

за действия, намерения: — Наташа передовая не только в труде, ной в быту [Там же. С. 15];

за достижения, заслуги: — Я про хороших мужиков говорю. Вон Иван Козлов... Был простой солдат, а стал командиром. Орденов сколько [Там же. С. 142];

за что-либо, сделанное своими руками: — Хорошее у тебя пиво, Маланья Васильевна [278, с. 101];

за воспитанность, хорошие манеры: — Да я же говорю: он любого молодого за пояс заткнёт! Ну и потом, культура! Там же через каждое слово — «мерси», «пардон», «данке шен» [280, с. 265];

за образ мыслей, жизненную позицию: — Он работящий парень-то, а женился бы, он бы совсем справный мужик был [278, с. 417];

за отношение к труду: — Ты шибко уж дурной, Миша, до работы [279, с. 373];

за Физические данные (богатырскую силу): Мужик он был крепкий, широкий в плечах, лёгкий на ногу... Не любил он, знаешь, разную там парчу... и прочее. Это ж был человек! [278, с. 22];

за совершённые поступки или совершаемые действия: — Граждане судьи! — сказал он. — Я знал отца Венькиного — он пал смертью храбрых на поле брани. Мать Венькина надсадилась в колхозе — и померла. Сам Венька с десяти лет пошёл работать... А парень сам себя содержал, своим трудом [279, с. 118];

2) по объекту похвалы:

прямая: — Ты не дурак [277, с. 164];

косвенная: — Загляденье, не баба. Так бы и съел ее, курву такую [Там же. С. 182];

самопохвала: — Я — стахановец вечный! — чуть не закричал старик. — У меня восемнадцать похвальных грамот [280, с. 315];

3) по степени эмоциональности:

рациональная: — Воронцов — не белоручка, не маменькин сынок, это рабочий парень [277, с. 478];

эмоциональная: — Игнаха, хрен моржовый, — сказал он и пошел навстречу Игнату [280, с. 270];

4) по тональности:

серьёзная: — Я горжусь тобой. Ты здесь далеко пойдешь! [277, с. 452];

ироничная: — Тебе бы следователем работать, — съязвил Аксёнов, чувствуя, как к сердцу снизу подмыла едкая волна — стыд [278, с. 16];

5) по временной направленности:

прошлое: — Жизнь он прожил трудную, всего добился своим горбом и головой [277, с. 477];

настоящее: — Красавица ты прямо [279, с. 188];

будущее: — Хорошее дело, — сказал дядя Володя. — В жизни пригодится. Вот пойдёшь в армию: все будут строевой шаг отрабатывать, а ты в красном уголке на баяне тренироваться [278, с. 270];

6) по особенностям языкового оформления:

похвала-сравнение: — ...А еще у нас Маруська есть. Та покрасившее тебя будет, хотя она, конечно, не расфуфыренная... [Там же. С. 148];

похвала-противопоставление: — Я согласен: я дурак, несознательный, отсталый... Зэк несчастный, но не могу... Не обижайся. Ты мужик хороший, но... Вот мне уже сейчас плохо — я пойду [280, с. 343];

похвала через отрицание: — А сколько я ей доказывал: в деревне-то люди лучше, не заносистые [Там же. С. 94];

похвала-междометие: — А где вы работаете? — перебила его мать.

На авторемонтном, слесарем... И учусь в техникуме, вечерами...

— О-о, — произнесла мать ... [278, с. 69—70];

похвала-олицетворение: Повернулся к берёзке, погладил её ладонью. — Здорово! Ишь ты какая... Невеста какая. Жениха ждёшь? [280, с. 297];

7) по способу выражения:

вербальная: — Ты уж какой-то очень добрый. И для всех ты готов всё достать, всё сделать. В лепёшку готов расшибиться! [279, с. 35];

невербальная: Валя запрокинула назад голову, громко, искренне расхохоталась. Все трое невольно засмотрелись на девушку, открыто любуясь ею [280, с. 191];

8) по уровню достижения иллокутивной цели:

отвод похвалы: — Ну и пиво у тебя, Маланья! Просто... <...> — Слабый ты какой-то стал, Егор [278, с. 103];

полное принятие похвалы: — «Молодец! — похвалил Кузьма. — Моя жена!»

Кабы знала-перезнала,
Где мне замужем бывать,
Подсобила бы свекровушке
Капусту поливать, —

спела Клавдия и обожгла мужа влюбленным взглядом [277, с. 153];

— ... Хорошее у тебя пиво, Маланья Васильевна. Как ты его делаешь? Научила бы мою бабу...

Бабка налила ему еще один стакан [278, с. 101];

частичное принятие похвалы: — Ну и слава богу! — с чувством сказал Игнатий. — Василий, ты, говорят, нагулял туту силёнку? <...> — Какая силёнка!.. Скажешь тоже [Там же. С. 150];

Хорошая ты <...> Тебя как зовут? — Нина. — Хорошая ты, Нина. — Да уж... — Женщина не обернулась к нему; в голосе ее было и смущение, и радость, тихая, не забытая еще радость недавних лет [Там же. С. 268].

Анализ диалоговых единств, представляющих стратегии похвалы, показал, что чаще встречается похвала моральным качествам, интеллектуальным способностям человека, его речи и физическому состоянию как проявлениям его внутреннего мира, проявлению его отношения к труду, собственности и окружающим людям.

Параметры, выступающие основанием для типологии коммуникативных стратегий и тактик похвалы, могут быть представлены следующим образом (см. схему № 1):

В процентном соотношении параметры разных видов стратегии похвалы выглядят так: за образ мыслей / жизненную позицию — 17%; за трудолюбие — 14,5%; за воспитание / хорошие манеры — 11,9%; за хорошую работу — 11,3%; за действия / поступки — 10%; за достижения / заслуги — 9,2%; за знания / стремление к учебе — 8,1%; за интеллект — 7,5%; за намерения — 6,1%; за внешний вид — 4,4%.

Итак, похвалы по критерию «функциональное назначение» больше остальных заслуживает правильный образ жизни, менее всего — внешний вид. Это подтверждает, что в прозе В.М. Шукшина положительная морально-этическая оценка направлена на то, как живет человек, о чем думает и мечтает, т. е на внутренние качества, а не внешние. Следовательно, писатель в своих произведениях отразил особенности национального характера в языковой картине мира русских людей. Так, Ю.Д. Апресян, А. Вежбицкая считают, что в наиболее полной мере особенности русского национального характера проявляются в трех уникальных понятиях русской культуры: душа, судьба и тоска. Исследователи это доказывают, опираясь на несколько семантических характеристик, образующих смысловой универсум русского языка: эмоциональность, иррациональность, любовь к морали и др. [7; 43]. Это подтверждает и фактический материал.

Схема № 1. Параметры выделения видов коммуникативной стратеги похвалы (в идиостиле В.М. Шукшина)

Для положительной оценки, похвалы, используются следующие коммуникативные тактики:

поддержка.: — Кто тебе говорит, что ты не так живешь? — сказал сочувственно Егор. — Что ты? Наоборот, я всегда рад за тебя, всегда думаю: «Молодец Федор, хоть один из родни в большие люди выбился» [279, с. 199];

описание: — Да анделы вы мои милые, да разумные ваши головушки!... Да способитесь вы как-нибудь с вашей обидушкой — простите вы его, окаянного! Пьяный он был... [278, с. 416];

комплимент: — Какой же вы молодец! Милый, — говорила она и смотрела на Лёньку ласково, точно гладила по лицу ладошкой [Там же. С. 68—69];

отвлечение внимания: — С лица воду не пить, — резонно отвечает Спирька. — Она — терка, а душевней всех вас [278, с. 461];

одобрение: — Молодец, — серьёзно похвалил Кондрат. — Учись — дело будет [Там же. С. 180];

признание: — Нет? Правильно. Ты, Василий — Захарыч садился на стул, — ты — мастер. Большой мастер... [Там же. С. 23]; — Вы мне нравитесь, — сказал он. — Я такой идеал давно искал [Там же. С. 131];

симпатия: — Дай поцелую тебя, окаянная душа! [Там же. С. 149];

ирония: — Мы тут тоже немножко... «микитим». И газеты тоже читаем, и книги, случается, почитываем... И телевизор даже смотрим... [279, с. 12];

сравнение: — Кыса — разбойник. Разбойник, он разбойник и есть. Я про хороших мужиков говорю. Вон Иван Козлов... Был простой солдат, а стал командиром... [Там же. С. 142];

благодарность: — Как они?

Ничо, уважительные. Сыру с колбасой вот дали. Садись попробуй [278, с. 463].

Представим различные тактики похвалы в прозе В.М. Шукшина в схеме (см. схему № 2).

Следует отметить, что чаще всего встречаются тактики одобрения (20%), иронии (17%), описания (12,5%), комплимента и сравнения (по 11,5%). Меньше представлены тактики признания (6,5%), поддержки (6,2%), симпатии (5,9%), отвлечения внимания (5,7%), благодарности (2,8%).

Схема № 2. Коммуникативные тактики, реализующие коммуникативную стратегию похвалы

Рассмотрим на примере диалогового единства, как и какие коммуникативные тактики (КТ) и коммуникативные ходы (КХ) реализуют коммуникативную стратегию (КС) похвалы. Учитывая обратную связь, обозначим участников диалога как S1 и S2:

А! Вот муж какой у тебя! (КХ1.1.1.) — не без гордости заметил старик, обращаясь к жене Игнатия. — Наша порода — Байкаловы. Сказал «нет» — значит всё. Гроб!.. (КЧ1.1.2.) А ещё у нас Маруська есть. Та покрасившее тебя будет, хотя она, конечно, не расфуфыренная... (КХ1.2.)

Ты, отец, разговорился что-то, (КХ2.1.1.) — урезонила жена старика — Совсем уж из ума стал выживать. (КХ2.1.2.) Черт-те чего мелет. (КХ2.1.1.) Не слушайте вы его, брехуна. (КХ2.1.3.)

Ты лежи, мать, беззлобно огрызнулся старик. — Лежи себе, хворай. (КХ1.3.1.) Я тут с людьми разговариваю, а ты нас перебиваешь. (КХ1.3.2.)

Люся поднялась из-за стола, подошла к комоду, стала разглядывать патефонные пластинки. Ей, видно, было неловко (КТ2.2.) [278, с. 265].

Приведенный пример диалогового единства и составленная к нему схема демонстрируют, что коммуникативная стратегия похвалы сменяется стратегией порицания, а коммуникативные тактики представляют как конкретные коммуникативные ходы, так и их отсутствие. Так коммуникативную тактику комплимента реализуют сразу несколько коммуникативных ходов (риторическое восклицание, самовосхваление, сравнение); коммуникативную тактику обвинения представляют коммуникативные ходы дискредитации, объяснения, инвектива; коммуникативную тактику упрека реализуют императивные конструкции. Однако коммуникативной тактике молчания не соответствует какой-либо коммуникативный ход, так как отсутствует вербальный компонент.

При анализе коммуникативных стратегий похвалы возникают трудности в разграничении отличительных признаков коммуникативных тактик похвалы: «одобрение», «комплимент», «благодарность», «поддержка». Различия объясняются их толкованием: похвала — хороший лестный отзыв о ком-чем-либо; одобрение [210, т. 3, с. 303], одобрение — признание хорошим правильным, положительный отзыв [210, т. 2, с. 596]; комплимент — лестное для кого-либо замечание, любезный отзыв [210, т. 2, с. 86]; благодарность — чувство признательности за оказанное добро, внимание; слова, выражающие признательность [210, т. 1, с. 93]; поддержка — оказание помощи, выступление в защиту [210, т. 3, с. 184].

Коммуникативная стратегия похвалы отличается от коммуникативной тактики одобрения, во-первых, тем, что «одобрение не маркируется по признаку «социальные роли коммуникантов», и, наоборот, нельзя выразить похвалу «снизу вверх», применив перфоматив «Я хвалю» [83, с. 87]. Во-вторых, похвала направлена на человека, а одобрение высказывается в адрес конкретного действия. Таким образом, одобрение — это способ выражения похвалы, коммуникативная тактика.

Основной коммуникативной целью похвалы, в отличие от комплимента, является положительная оценка качеств, знаний, умений адресата. Чтобы получить похвалу, нужно совершить нечто положительное, то есть похвала — оценка достижений [106, с. 178—179]. Для комплимента основной коммуникативной целью является сообщение о добрых чувствах, о благорасположении [Там же].

Многие лингвисты занимались выявлением отличительных признаков, особенностей похвалы и комплимента [25; 42; 60; 106; 115; 149; 179; 202]. На трудности в различении речевых актов похвалы и комплимента указывает М.Ю. Федосюк, считая, что по своим формальным особенностям они совпадают [246].

Необходимо отметить, что слово «комплимент» — заимствование из французского языка (compliment — комплимент, приветствие [266, с. 208]), а первоначальное значение исходного слова «хвала» (похвала) — «наклон», далее — «поклон» > «почтение» [266, с. 476]. В свою очередь, почтение — это глубокое уважение [210, т. 3, с. 345], которое нужно заслужить за какие-либо поступки. Так, Н.И. Формановская рассматривает похвалу и комплимент с позиции речевого этикета, включая их в группу одобрительных речевых актов, и считает, что похвала отличается от комплимента тем, что сводится к характеристике поступка собеседника [251].

Похвалу и комплимент в своей работе разграничила З.Ф. Галимова [60]. Опираясь на исследования А. Вежбицкой, она сравнила их по следующим параметрам: характер оценочных отношений (похвала — объективность / общепринятость; комплимент — субъективность / индивидуальность); ориентация на тип лица (похвала — позитивное и негативное лицо; комплимент — позитивное лицо); количество оцениваемых признаков (похвала — несколько; комплимент — одно); иллокутивная семантика (похвала — реакция говорящего на какое-либо действие адресата или определенную ситуацию, требующую реализации похвалы; комплимент — дать понять адресату, что говорящий чувствует по отношению к нему); перлокутивный эффект (похвала — проинформировать об успехе, достижении; комплимент — расположить собеседника к себе); пропозициональная семантика (ориентация на тип предиката — например, на действие, на состояние, на свойство: похвала — ориентация на действие; комплимент — ориентация на качество, состояние) [60, с. 50—51].

Есть необходимость расширить список сравниваемых понятий, добавив к похвале и комплименту одобрение, благодарность, которые, помимо похвалы, рассматриваем как коммуникативные тактики. Отличительные признаки добавленных коммуникативных тактик представлены в таблице.

Отличительные признаки коммуникативных тактик «одобрение», «поддержка», «благодарность»

Параметры Одобрение Поддержка Благодарность
Характер оценочных представлений Объективность / общепризнанность Субъективность/ индивидуальность Объективность / ритуальность
Ориентация на тип лица Позитивное лицо Позитивное / негативное лицо Позитивное / негативное лицо
Количество оцениваемых признаков Одно / несколько Одно / несколько Одно
Иллокутивная семантика Дать понять адресату, что говорящий принимает, т. е. одобряет позицию адресата в какой-либо комуникативной ситуации Дать понять адресату, что говорящий находится на его стороне / расположить адресата к себе Реакция говорящего на какое-либо действие или слова в свой адрес (часто этикетная, ритуальная)
Перлокутивный эффект Расположить адресата к себе Расположить адресата к себе Расположить адресата к себе или показать адресату знание этикетных норм, тем самым расположить его к себе
Пропозициональная семантика Ориентация на качество, состояние, действие Ориентация на состояние Ориентация на действия, слова, направленные в адрес говорящего, либо ориентация на этикетные нормы

Итак, несмотря на наличие общих признаков существуют отличия коммуникативных тактик комплимента, поддержки, одобрения, благодарности от коммуникативной стратегии похвалы. Например, перлокутивный эффект похвалы — дать положительную оценку кого- или чего-либо, а в представленных тактиках целью воздействия на адресата является расположение его к себе, установление кооперативного общения. Если говорить об оценке, то похвале свойственна объективная оценка, как и одобрению, однако характер оценки в благодарности носит в большей мере этикетный или ритуальный характер. Различия представлены и в количестве оцениваемых признаков, и в иллокутивной, пропозициональной семантике.

Количественная представленность коммуникативных тактик и коммуникативных ходов, реализующих коммуникативную стратегию похвалы, достаточно ограничена. Это еще раз доказывает, что соответствие норме не требует положительной оценки, в отличие от нарушения общепринятых норм поведения. В приведенном выше примере мы наблюдаем порицание как ответную реакцию на косвенную похвалу, включающую коммуникативную тактику молчания, которая нередко встречается в качестве обратной связи вслед за порицанием в прозе В.М. Шукшина.

Коммуникативные тактики похвалы реализуются в различных коммуникативных ходах. Например, тактику иронии реализует парцелляция как коммуникативный ход (... Мы тут тоже немножко... «микитим». И газеты тоже читаем, и книги, случается, почитываем.. И телевизор даже смотрим [279, с. 12]); тактику комплимента — эмоциональное обращение (Сеня! Милая ты моя душа... [278, с. 98]; тактику одобрения — риторическое восклицание (Какой же вы молодец! Милый... [Там же. С. 68]), восхищение (Дошлый, собака! Срезал ты его... [279, с. 13]); тактику симпатии сожаление (Он работящий парень-то, а женился бы, он бы совсем справный мужик был. Я бы хоть внучаток понянчила... [278, с. 417]), инвертированное обращение (Гады, милые! [277, с. 478]); тактику поддержки — уточнение, сообщение о достоинствах (Хорошая ты... Тебя как зовут? [278, с. 268]), сообщение о хорошем отношении (Она бабочка-то ничё, с карактером, правда, но такая лучше, чем размазня какая-нибудь... [279, с. 102—103]); тактику поддержки — утешение (Голубчики, только не волнуйтесь! Все будет хорошо... Вот увидите: все будет отлично... [Там же. С. 77]); тактику сравнения — противопоставление (Она умная... А я на руках ходить умею... [280, с. 405]); тактику благодарности — обещание (Век тебя не забуду, отец... До свиданья, отец, спасибо [278, с. 232]).

Коммуникативные ходы как инструмент, выступающий в качестве способа реализации той или иной коммуникативной тактики похвалы, преследуют различные коммуникативные цели: установить и поддержать контакт, убедить собеседника в чем-либо положительном (искренности, добром расположении, симпатии), согласиться с адресатом, понравиться ему. Представленные коммуникативные ходы способствуют реализации коммуникативной задачи — дать положительную оценку чему или кому-либо.

Похвалы заслуживают в приведенных выше примерах не только поступки, поведение, деятельность, но и определенные результаты физического и умственного труда, предметы, принадлежащие адресату, его окружение (родители, дети, друзья и т. д.). Следует отметить, что коммуникативная тактика благодарности встречается крайне редко. Думаем, это можно объяснить тем, что в языковой культуре русского народа выражение благодарности носит этикетный, ритуальный характер, подобно языковым формулам приветствия или прощания, о чем не раз упоминали исследователи [2; 250]. Поскольку формулы благодарности, как правило, имеют формальный (этикетный) характер, они лишены оценочного значения. В анализируемом материале коммуникативные тактики благодарности единичны:

Мать Витькина, сухая, двужильная, легкая на ногу, заметалась по селу. Сбегала к председателю сельсовета — тот тоже развел руками:

— Как я могу помочь? Ну, характеристику могу написать... Все равно, наверно, придется писать. Ну, напишу хорошую.

— Напиши, напиши, как получше, разумная ты наша головушка. Напиши, что — по пьянке он, он тверзый-то мухи не обидит...

— Там ведь не станут спрашивать — по пьянке он или не по пьянке. Милиционера изувечил... Ты вот что: съезди к тому милиционеру, может, не так уж он его и зашиб-то. Хотя вряд ли...

Вот спасибо-то тебе, андел ты наш, вот спасибочко-то... [278, с. 415].

Как видно из приведенного выше диалога, на просьбу о помощи последовал совет обратиться к пострадавшему милиционеру, поэтому тактика благодарности является ответной реакцией на добрый совет, за который по этикету принято говорить «спасибо». При этом формула благодарности не содержит оценочного значения, которое проявляется в обращениях «андел ты наш» и «разумная ты наша головушка».

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.