Главная / Публикации / Т.В. Черницына. «Коммуникативные стратегии похвалы и порицания в прозе В.М. Шукшина»

1.2. Коммуникативные тактики в коммуникативно-прагматическом аспекте изучения единиц общения

В современных исследованиях не существует единого понимания понятий стратегия и тактика речи. Некоторые лингвисты рассматривают данные понятия как синонимичные [115; 201]. Другие исследователи считают, что коммуникативные тактики действуют в рамках определенных стратегий [106; 281]. По мнению У. Баоянь, «переносное значение этих двух понятий основано на их прямых значениях. Различие между стратегией и тактикой основано именно на этом различии: война — бой. Война представляет собой комплексный, общий процесс, который состоит из ряда боёв, а бои — конкретные эпизоды в целом процессе войны» [21, с. 92].

Е.В. Клюев рассматривает коммуникативную тактику как «совокупность практических ходов в реальном процессе речевого взаимодействия» и соотносится с набором коммуникативных намерений. Коммуникативное намерение трактуется как тактический ход, являющийся практическим средством движения к соответствующей коммуникативной цели, коммуникативный опыт — как совокупность представлений об успешных и неуспешных коммуникативных тактиках, ведущих или не ведущих к реализации соответствующих коммуникативных стратегий [121, с. 19].

И.Н. Борисова тактикой общения называет «динамическое использование коммуникантами речевых умений для построения диалога в рамках той или иной стратегии» [35, с. 25].

Е.А. Ковригина считает, что речевые тактики как способы осуществления стратегии речи формируют части диалога, модальные оттенки разговора (оценки, мнения, досаду, радость и т. п.) [123, с. 68].

Каждая коммуникативная тактика направлена на определенные знания, оценки, желания адресата, т. е. на разные аспекты модели мира адресата. Коммуникативное и психологическое воздействие на поведение, действия адресата осуществляется с помощью коммуникативных тактик и ходов (коммуникативных приемов более низкого порядка) [106, с. 114].

Нами под коммуникативной тактикой понимается речевое действие (речевой акт, совокупность нескольких речевых актов), реализующее коммуникативную стратегию и направленное на решение коммуникативной задачи. Понятие коммуникативная тактика связано с понятием речевой акт — как совпадающее с ним речевое действие. Соответственно, для обозначения коммуникативной тактики, речевого акта и речевого действия может использоваться одно имя, называющее ту или иную коммуникативную задачу (в нашем случае — похвалу и порицание). Реализация коммуникативной тактики часто включает несколько коммуникативных ходов, которые соотносятся с предыдущими речевыми действиями. Так, голландский ученый Т.А. ван Дейк, один из основателей лингвистики текста, рассматривая стратегии общения, определяет речевой ход как функциональную единицу последовательности действий, которая способствует решению локальной или глобальной задачи под контролем стратегии [74, с. 274].

Таким образом, любой коммуникативный эпизод может быть рассмотрен с точки зрения тех стратегий (замыслов) и тактик (конкретных речевых ходов, последовательных речевых актов на определенном этапе интеракции), которые используют адресант и адресат [252, с. 162].

Мы можем увидеть на примере диалогового единства, какие коммуникативные тактики и ходы реализуют коммуникативную стратегию похвалы в прозе В.М. Шукшина. Учитывая обратную связь, обозначим участников диалога как S1 и S2, коммуникативную стратегию — КС, коммуникативную тактику — КТ, коммуникативный ход — КХ:

О Стеньке ему много рассказывал Вадим Захарович, учитель-пенсионер, живший по соседству <...>:

— ...Мужик он был крепкий, широкий в плечах, легкий на ногу... чуточку рябоватый. Одевался он так же, как все казаки. (КХ1.1.1.) Не любил он, знаешь, разную там парчу... и прочее. (КХ1.2.1.) Это ж был человек! (КХ1.3.1.) Как развернётся, как глянет исподлобья — травы никли. А справедливый был!.. (КХ1.4.1.) <...> А?.. Милый ты, милый человек... душа у тебя была. (КХ1.5.1.)

Васёка, с повлажневшими глазами, слушал.

А княжну-то он как! (КХ2.1.) тихонько, шепотом восклицал он. — В Волгу взял и кинул... (КХ2.2.)

Княжну!.. (КХ1.2.1.) — Захарыч, тщедушненький старичок с маленькой сухой головой, кричал: Да он этих бояр толстопузых вот так покидывал! Он их как хотел делал! Понял? (КХ1.3.2.) Сарынь на кичку! И всё (КХ1.3.3.) [278, с. 22—23].

Как видно из приведенной ниже схемы, косвенную похвалу (не направленную на прямого адресата) представляют разные коммуникативные тактики. В свою очередь, коммуникативная тактика может реализовываться как несколькими коммуникативными ходами, так и без них. Следует отметить, что коммуникативная тактика, в сравнении с коммуникативной стратегией, способна меняться в зависимости от условий общения, каких-либо высказываний, замечаний в ходе диалога. Так, в приведенном примере из текста мы наблюдаем, как коммуникативные тактики стратегии активного слушания сменяются тактиками под держки и согласия.

Также рассмотрим на примере диалога, какие коммуникативные тактики и коммуникативные ходы реализуют коммуникативную стратегию порицания:

Дома Васёка отдавал деньги матери и говорил:

Все (КТ1)

Господи!.. (КХ2.1.1.) Ну что мне с тобой делать, верста коломенская? (КХ2.1.1.) Журавь ты такой! А? (КХ2.2.)

Васёка пожимал плечами (КТ1.1.): он сам пока не знал, что теперь делать — куда пойти ещё работать [278, с. 19].

В представленном диалоге и соответствующей ему схеме видно, что ответной реакцией на порицание может выступать невербальная стратегия, которую в приведенном примере реализует тактика молчания, отражающая неуверенность, растерянность, сомнения. Подобная ответная реакция — это уход от конфликта. Молчание также может играть роль определённого протеста или несогласия с оскорблением, обзыванием.

Наиболее частыми тактиками, реализующими стратегии похвалы, в рассказах В.М. Шукшина являются эмоционально настраивающие тактики прямого комплимента: — Ты сильная, Ольга... И красивая... [Там же. С. 498], — Ты хороший... [Там же. С. 71], — ... ты мастер. Большой мастер... [Там же. С. 23], — Вы сегодня выглядите на сто рублей, Наденька [279, с. 159]; косвенного комплимента:

А люблю ведь я её, паразитку... [277, с. 435], — Богатырь был. Как рявкнет, бывало, на одном конце деревни — на другом уши затыкай... [278, с. 22]; реже встречаются тактики самопохвалы: — Но от меня ты не уйде-ешь, голубчик. Я вас таких семерых замотаю, хоть вы и молодые [Там же. С. 226].

Для выражения порицания активно применяется тактика иронии:

Тебе бы следователем работать... [Там же. С. 16], — Сама на почту пойду. Ты тут насчитаешь, грамотей... [Там же. С. 100],

Спи знай, — приказала бабка. — Храбрец. Сам первый в штаны наложишь... [Там же. С. 105], — Лежи, лежи, нормальный! — обиделась мать... — Изба-то завалится скоро... Нормальный! [Там же. С. 126]; упрека: — Вот как на чужом-то несчастье свою жизнь строить... [279, с. 274]; — Нигде ты, сынок, как-то не можешь закрепиться, — сказала мать свою горькую думу... [Там же. С. 215]; обзывания: — Финтифлюшки городские... [278, с. 165],

Дурак заполошный... [Там же. С. 468], — Дурак, вот дурак-то... [Там же. С. 259], — Идиот... [Там же. С. 446];

Хмыри! [278, с. 520]. Распространенными индикаторами тактик порицания являются риторические вопросы: — Чего ты взъелся-то? С ума, что ли, спятил! [Там же. С. 279]; — Ты что сдурел, Макар? [Там же. С. 407]; — Как тебе не стыдно? [279, с. 96].

Коммуникативные стратегии по результату взаимодействия можно соотнести с принципом кооперации Г.П. Грайса [68], который непосредственно связан с коммуникативными стратегиями похвалы и порицания, поскольку цели коммуникации определяют соблюдение этого принципа (коммуникативные стратегии похвалы), либо — нарушения (коммуникативные стратегии порицания).

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.