Главная / Публикации / Д.В. Марьин. «Несобственно-художественное творчество В.М. Шукшина: поэтика, стилистика, текстология»

Выводы по Главе 6

Публицистичность — одна из важных особенностей литературного творчества В.М. Шукшина. В.К. Сигов верно заметил: «Творчество В.М. Шукшина не отделено от сиюминутного, рождено конкретными проблемами времени» [Сигов, 1999, с. 207]. Неслучайно, как мы уже сказали, первой известной опубликованной работой Василия Шукшина стала статья в Сростинской районной газете «Боевой клич» от 11 октября 1953 г. под названием «Учиться никогда не поздно» [Шукшин, 2014, т. 8, с. 8—9]. Стремление Шукшина высказаться по актуальным вопросам было явно не спонтанным, а внутренне осознанным и подготовленным активной жизненной позицией вчерашнего матроса и будущего писателя, актера и режиссера. К этому времени В.М. Шукшин уже вступил в комсомол (11 апреля 1953 г.), начал работу в качестве учителя Сростинской школы сельской молодежи, а с 17 октября 1953 г. стал исполнять обязанности директора школы. 11 ноября 1953 г. он был единогласно избран секретарем учительской комсомольской организации при Сростинской средней школе. Эту должность В.М. Шукшин исполнял вплоть до своего отъезда в Москву для поступления во ВГИК в июле 1954 г. За время работы секретарем комсомольской организации В.М. Шукшин избирался делегатом на районную комсомольскую конференцию, в рамках агитационно-массовой работы выступал с лекциями перед сельской молодежью. Вскоре за первой статьей последовала и другая — «Больше внимания учащимся вечерних школ» (газета «Боевой клич», 10 декабря 1953 г.) [Шукшин, 2014, т. 8, с. 9—10].

Публицистика В.М. Шукшина — один из самых продуктивных жанров словесного творчества алтайского писателя, включающий более 60 законченных произведений. Более того, именно к публицистике относится первый опубликованный в печати текст Шукшина: статья в районной газете «Боевой клич». В нашей работе предлагается более расширенное понимание шукшинской публицистики, в состав которой включаются также вступительные работы во ВГИК 1954 года. Это позволяет расширить хронологические и жанровые границы шукшинской публицистики. В работе предлагается следующее деление публицистики В.М. Шукшина на периоды: 1953—1954, 1961—1969, 1970—1974. Каждый из периодов имеет собственные особенности в аспекте субжанра и адресата (ранний период — статьи в районной газете; поздний период — преобладание интервью в центральной прессе).

В субжанровом отношении шукшинская публицистика демонстрирует разнообразие. Это и статья в ее разновидностях (общеисследовательская, практико-аналитическая, полемическая, статья-эссе), заметка, рецензия, интервью (интервью-монолог, интервью-диалог, интервью-анкетирование). При этом отдельные субжанры могут осложняться элементами других субжанров: эссе, фельетона или даже интервью (см., например, элементы интервью-анкетирования в статье «Монолог на лестнице» (1968) [Шукшин, 2014, т. 8, с. 29—32]. Трансжанровость — одна из самых ярких особенностей идиостиля Шукшина-публициста. Это делает публицистические произведения писателя сложными с формальной и смысловой стороны.

Не менее богат язык и набор средств поэтики публицистики В.М. Шукшина. Лексика включает несколько групп стилистически маркированных слов, активно используются фразеологизмы и крылатые выражения. По разнообразию лексики публицистика не уступает художественной прозе алтайского писателя и превосходит остальные жанры его несобственно-художественного творчества. В публицистике представлены излюбленные Шукшиным средства поэтики: градация, повтор, антитеза, цитация, диалогизация, несобственно-прямая речь и др. Здесь эти средства реализованы более частотно, рельефно по сравнению с эпистолярием и рабочими записями.

Большой интерес публицистика Шукшина представляет с точки зрения эволюции идейно-эстетической позиции алтайского писателя. В первых статьях и вступительных работах во ВГИК уже ставятся проблемы и темы, которые будут во всей полноте развернуты в зрелых публицистических произведениях. В качестве ключевых, концептуальных проблем в нашей работе выделяются проблемы культуры, творчества и деревни. Выделение именно этих проблем не случайно: они были актуальны и для всей советской общественной мысли 1960—1970-х гг. и связаны с процессами проникновения в отечественную культуру в постсталинский период веяний западного искусства (литературы, кино, музыки), становлением советской поп-культуры, активной урбанизацией, уходом молодежи из села и падением престижа крестьянского труда.

Проблема культуры в первых, сростинских статьях 1953 г. представленная аспектом образования, уже в эссе «Киты, Или о том, как мы приобщались к искусству» (1954 г.) осложняется мотивом противопоставления отечественной и западной культур, которая в зрелой публицистике превратится в антитезу истинной культуры и мещанства. Здесь же, в статьях конца 1960-х — начала 1970-х («Вопрос самому себе», «Монолог на лестнице» «Я тоже прошел этот путь» и др.) тема культуры приобретает дополнительные аспекты, связанные с творчеством и деревенской темой, актуализируя в свою очередь их в качестве самостоятельных проблем в творчестве писателя.

Творчество, его законы, задачи, судьба — еще одна ключевая проблема шукшинской публицистики. Начав с актуализации мотива права на творчество в «Китах...», Шукшин позже обращается к другим мотивам: проблема правдивого героя, проблема правдивого актера, проблема правдивого сюжета. Эти темы находили проявление как в литературно-художественном, так и в кинотворчестве Василия Шукшина. Эти мотивы тесно связаны со стремлением к документальности, в ряде случаев хроникальности, как маркерам правдивости (например, рассказ «Кляуза»).

Проблема деревни, в публицистике реализованная через мотивы ухода молодежи из села, разрушающего влияния города, патриархальности в противовес мещанству, порожденному городом, не менее значима для В.М. Шукшина. Именно эту тему он пытался исследовать с журналистской позиции (назаконченная «<Только это не будет экономическая статья...>»). Однако корни ее писатель, по всей видимости, видел в истории, в сложившихся отношениях государства и крестьянства (см. роман «Я пришел дать вам волю» и интервью, посвященные роману и будущему фильму), а потому не столько этической (как проблемы культуры и творчества), сколько политической. Эта проблема, несомненно, нашла проявление в собственной судьбе автора, и решение ее писателю виделось в личном поступке (неслучайно его явно задел упрек «молодых ученых» из Обнинска во время «неприятного разговора», о чем Василий Макарович пишет в статье «Монолог на лестнице» (1968): «А сами Вы хотели бы сейчас пройтись за плугом?» [Шукшин, 2014, т. 8, с. 23]) — в возвращении на малую родину, о чем он много думал и говорил (и в письмах, и в интервью, статьях) в последние полгода жизни.

Публицистика Шукшина оказывается тесно связанной с его художественным творчеством. Триада ключевых для шукшинской публицистики проблем в полной мере актуальна и для его художественной прозы. В публицистике их обсуждение более конкретно и привязано к определенной ситуации. Здесь авторские идеи и проблемы еще в тесной связи с действительностью и реальной ситуацией находили первичное осмысление, но более цельное, концептуализированное), чем в эпистолярии или в рабочих записях) и воплощались в тексте с помощью определенного набора средств языка и поэтики. Публицистика — единственный несобственно-художественный жанр при жизни писателя доступный читателям. Публицистика — промежуточный мир, в котором факты действительности перерастали в художественные образы, а язык максимально обогащался средствами поэтики.

Все вышесказанное позволяет нам констатировать, что публицистика — это самостоятельный жанр несобственно-художественного творчества В.М. Шукшина, со своей собственной системой субжанров, с определенным набором средств языка, поэтики и стилистики, требующий особых приемов текстологии, а также находящий отражение в художественном творчестве Шукшина.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.