Главная / Публикации / Д.В. Марьин. «Несобственно-художественное творчество В.М. Шукшина: поэтика, стилистика, текстология»

6.2 Жанровая типология публицистики В.М. Шукшина

Публицистика В.М. Шукшина достаточно разнообразна в жанровом отношении. Это и статьи, и интервью, и беседы, и рецензии. Но следует констатировать, что при издании публицистических произведений Шукшина нередко наблюдается явление, которое можно назвать «жанровой эйфорией», когда к публицистике относят произведения иной жанровой природы. Например, в сборник «Вопросы самому себе» (1981) включены кроме статей и интервью писателя также незаконченный литературный сценарий (автоопределение — см. [Шукшин, 1984—1985, т. 3, с. 668]) о селе Сростки (в сборнике — под названием «Вот моя деревня» [Шукшин, 1981, с. 76—81]), значительный блок документов: заявка на литературный сценарий «Конец Разина» (в сборнике — под названием «Написано о Разине много» [Шукшин, 1981, с. 105—105]), заявка на художественный фильм о Разине (в сборнике — «Предлагаю студии» [Шукшин, 1981, с. 107—110]), набросок заявки на фильм о Разине 1970 г. (в сборнике — «Таким он должен запомниться» [Шукшин, 1981, с. 102—103]), предисловие к публикации в газете «Литературная Россия» главы из романа «Любавины» (в сборнике — «Отдавая роман на суд читателей» [Шукшин, 1981, с. 123—125]), рабочие записи. Такая композиционная модель сборника публицистики впоследствии не раз воспроизводилась в других изданиях (см., например, [Шукшин, 19912]). На наш взгляд, все указанные тексты не относятся к публицистическим жанрам и должны быть отнесены к другим жанровым номинациям. Кроме того, наравне с законченными публицистическими текстами редакторами-составителями сборников «Нравственность есть Правда» и «Вопросы самому себе» помещались и незаконченные варианты, наброски: <Мода> [Шукшин, 1979, с. 161—163], <Только это не будет экономическая статья> [Шукшин, 1979, с. 40—51], что требует особой оговорки либо отдельного раздела в сборниках.

В новом девятитомном собрании сочинений В.М. Шукшина эти недостатки устранены. Наброски к публицистическим произведениям объединены вместе с набросками к художественным произведениям в общий раздел и помещены в том 9 [Шукшин, 2014, т. 9, с. 8—71]. Рабочие записи и документы получили свои разделы в 8 [Шукшин, 2014, т. 8, с. 310—328] и 9 томах [Шукшин, 2014, т. 9, с. 90—142], предисловие к отрывку из романа «Любавины» — в томе 2, в качестве приложения к тексту романа [Шукшин, 2014, т. 2, с. 473—474].

Собственно публицистика В.М. Шукшина также имеет сложную жанровую структуру. Жанровая классификация публицистических произведений Шукшина может быть представлена в следующем виде.

1. Статьи — публикации, анализирующие «некие ситуации, процессы, явления, лежащие в их основе закономерные связи» [Чумиков, 2014, с. 62]. В настоящее время известны 22 статьи В.М. Шукшина и 4 наброска к статьям. В соответствии с общепринятой классификацией [Чумиков, 2014, с. 62] шукшинские статьи имеют поджанры:

1) общеисследовательские (анализируют общезначимые, широкие вопросы): «Вопрос самому себе» (1966), «Монолог на лестнице» (1968), «Нравственность есть Правда» (1969), «Признание в любви» («Слово о «малой родине»») (1974);

2) практико-аналитические (рассматривают конкретные проблемы, события, ситуации, связанные с практическими задачами в определенных сферах деятельности): «Учиться никогда не поздно» (1953), «Больше внимания учащимся вечерних школ» (1953), «Послесловие к фильму» (1964), «Как я понимаю рассказ» (1964), «Главное звено» (1965), «Как привлечь мастеров?» (1966), «Средства литературы и средства кино» (1967), «Как нам лучше сделать дело» (1971) и др.;

3) полемические (обосновывают позицию автора по спорному вопросу): «Я тоже прошел этот путь» (1966), «Завидую тебе» (1973);

Следует отметить, что статьи Шукшина не относятся к какому-либо из названных типов в чистом виде. В них, так или иначе, содержатся элементы всех трех поджанров. Например, статья «Монолог на лестнице» содержит и элементы общеисследовательской статьи (изучение проблемы культуры на селе и в городе), полемической статьи (вопросы, которые автор ставит себе от лица «молодых ученых») и, наконец, практико-аналитической статьи (исследование отдельных проблем: клубы на селе, сельское строительство и т. п.).

Некоторые статьи тяготеют к жанру эссе [Творчество В.М. Шукшина, 2004—2007, т. 1, с. 84, 85]., т. е. к очерку, трактующему «литературные, философские, социальные и др. проблемы не в систематическом научном виде, а в свободной форме» [Словарь русского языка, т. IV, с. 767]. Это, прежде всего, это программные статьи «Вопрос самому себе» (1966), «Монолог на лестнице» (1968), «Нравственность есть Правда» (1969), «Признание в любви» («Слово о «малой родине»») (1974). В их основе лежит какой-то документальный случай (отзывы на фильм «Ваш сын и брат», встреча с молодыми учеными, работа автора над киносценарием или письмо земляков), который служит отправной точкой рассуждений в свободной форме, без некоей заданной структуры. Кроме того, в данных статьях обязательно присутствуют элементы вымысла (например, в статье «Вопрос самому себе» эпизод с «Сидоровым», в «Монолог на лестнице» — некий «деревенский парень», осевший в городе). Назовем такие произведения «статьи-эссе».

Отдельно следует указать на наброски к статьям (<Набросок статьи о х/ф «Живет такой парень»> (1964), <Не дело режиссера «толмачить» свой фильм> (1966), <Только это не будет экономическая статья...> (1967), <Мода...> (1969)), которые почти всегда при издании шукшинской публицистики приводятся вместе с завершенными произведениями, что, на наш взгляд, неправомерно. Авторская мысль в подобных текстах не нашла полного выражения, язык и стиль — отточенности. При этом не всегда очевидна и жанровая сущность данных текстов. Например, <Только это не будет экономическая статья...> по жанровым признакам напоминает эссе или очерк.

2. Заметка — «кратко излагает результат изучения, дает своеобразный сигнал о существовании, об отсутствии, основных чертах какого-то явления, события, человека, проблемы» [Чумиков, 2014, с. 58]. К разновидности событийной заметки относится заметка под названием «Концерт для избирателей» (1954), отнесенная нами ранее к числу дубиальных по авторству текстов.

3. Рецензии — содержат оценку художественных произведений. К этому жанру относятся такие произведения, как «Мне двадцать лет» (1965), «На едином дыхании» (1972), «Есть два рода тишины» (1965), «О творчестве Василия Белова» (1971), «О рассказах Е. Попова» (1971).

4. Интервью — «беседа, предназначенная для опубликования в прессе, передачи по радио или телевидению» [Чумиков, 2014, с. 59]. Публицистическое наследие В.М. Шукшина содержит 39 интервью, имеющих жанровые разновидности:

1) интервью-монолог (подробный ответ на один важный вопрос): <Актером я стал случайно> (1961), «Живет такой парень» (1964), «Сказка о Пессимисте и Оптимисте» (1966), «Мне везло на умных и добрых людей» (1969), «О Куравлеве» (1974) и др.;

2) интервью-диалог (беседа в вопросах и ответах): «Приглашение в соавторы» (1964), «Братья такого парня» (1965), «Слушая сердце земли» (1968), «От прозы к фильму» (1971), «Надо работать!» (1974), «Последние разговоры» (1974) и др.;

3) интервью-анкетирование (интервью на основе анкеты): «Литература и язык» (1967).

Отдельный разговор стоит посвятить работе Шукшина, написанной им при поступлении во ВГИК «Киты, или О том, как мы приобщались к искусству» (1954)1 [Шукшин, 2014, т. 1, с. 323—325]. Прежде всего, возникает проблема определения ее жанра. Данное самим Шукшиным в интервью «Мне везло на умных и добрых людей» (1969) определение «письменная работа» [Шукшин, 2014, т. 8, с. 100] слишком условно, окказионально и учитывает лишь обстоятельства написания (вступительные испытания в институте), но совершенно не отражает всей специфики данного произведения. Киновед Л.Д. Ягункова с жанровой точки зрения данный текст совершенно верно определяет как «режиссерский этюд» [Ягункова, 2009, с. 75]. Действительно, так определяется жанр «специального испытания» на вступительных экзаменах во ВГИК. Однако весьма характерна резолюция, оставленная и.о. доцентом кафедры кинорежиссуры Б.Г. Ивановым, оценивавшим эту работу: «Хотя написана работа не на тему и условия — не выполнены, автор обнаружил режиссерское дарование и заслуживает отличной оценки»2. То есть, абитуриент с Алтая не выполнил требования, предъявляемые к заданию, и надо понимать, прежде всего, требования к жанру.

Тогда к какому жанру фактически относится данный текст В.М. Шукшина? У литературоведов нет единства в ответе на этот вопрос. В.И. Коробов видит в нем прообраз будущих статей писателя [Коробов, 1984, с. 32]. Американский шукшиновед Дж. Гивенс назвал эту работу эссе [Givens, 1996, с. XVIII]. На наш взгляд, в данном случае мы имеем дело с очерком или, по меньшей мере, гибридом публицистической статьи и художественного произведения, близкого по типу к шукшинскому рассказу-исповеди или даже рассказу — анекдоту3. Кроме того, в произведении отчетливо слышны элементы фельетона. Фельетоном в жанроведении называют «по преимуществу газетный жанр, в сатирической форме осмеивающий какое-либо частное явление современной нам жизни» [Леонтьев, Мануйлов, Рейсер, 1968, с. 66]. Один из главных признаков фельетона — документальность; в основе его лежит не вымысел, а конкретный факт. Очерк и фельетон относятся к художественно-публицистическим жанрам [Чумиков, 2014, с. 69], таким образом, «Киты» по совокупности характерных жанровых признаков находятся на грани художественного и документального творчества В.М. Шукшина.

Публицистика В.М. Шукшина, таким образом, отличается жанровым разнообразием, что позволяет писателю гибко и адекватно отвечать на актуальные вопросы своего времени, находить эффективные пути доступа к целевой аудитории. Обращает на себя внимание тот факт, что к концу жизни количество произведений информационных жанров (интервью) резко возрастает. Для сравнения: в 1973—1974 гг. Шукшиным дано 16 интервью и написано только 3 статьи. По мнению некоторых исследователей это свидетельствует «о кризисе сознания Шукшина в 1970-е гг.» [Рыбальченко, 2004, с. 80]. Позволим себе не согласиться с таким радикальным мнением. Увеличение числа интервью в публицистическом творчестве В.М. Шукшина может быть объяснено следующими моментами. Во-первых, к началу 1970-х гг. растет интерес СМИ к личности самого алтайского писателя, режиссера и актера, что повлекло и рост количества интервью с его участием. Во-вторых, возрастание числа бесед можно рассматривать как следствие тенденции к диалогизации повествования, развивающейся в творчестве В.М. Шукшина со второй половины 1960-х гг. Необходимо заметить, что именно к концу 1960-х — началу 1970-х гг. проявляется интерес писателя к театру, возникает шукшинская драматургия. Вполне естественным стало влияние диалогизации и драматизации повествования на публицистику Шукшина. Зрелый Шукшин в большей степени стремится к развернутому диалогу с читателем, к поиску новых идей и смыслов в творчестве, и в меньшей степени настроен на прямую трансляцию собственных установок (что характерно для программных статей 1960-х гг.). Кроме того, крупные, программные статьи Шукшина, как мы уже сказали, тяготеют к жанру эссе, балансируя на грани документального и художественного творчества. Зрелый Шукшин оставляет сферу публицистики интервью в его жанровых разновидностях, в то время как аналитические публицистические жанры — статьи и рецензии — становятся все более художественными.

Примечания

1. Архив ВГИК. Ф. 1. Оп. 24. Д. 3822. Л. 29—31.

2. Там же. Л. 31.

3. О типологии жанров шукшинской прозы см. [Козлова, 2006, с. 43—47].

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.