Главная / Публикации / И.В. Шестакова. «Интермедиальная поэтика раннего кинематографа В.М. Шукшина»

Введение

Кинотворчество В.М. Шукшина стало заметным явлением в кинематографе XX в., преломляя в себе мировые художественные тенденции, традиции русской культуры, но при этом сохраняя индивидуальное своеобразие. По словам Л.И. Емельянова, оно становится «фактом духовной жизни новых эпох, новых поколений», сохраняет свою эстетическую ценность, обнаруживает неисчерпаемый философский потенциал [51, с. 3]. Имя Шукшина прочно заняло свое место в ряду художников, обращавшихся к исследованию души русского народа, ее глубины и своеобразия.

Многие выдающиеся мастера кино дают высокую оценку таланту Шукшина. Так, С.А. Герасимов, называя его «народным художником», «истинным летописцем изумительной эпохи», «человеком, который рассматривал мир во всех его аспектах и с самых неожиданных сторон», формулу его таланта определял «степенью отзывчивости на жизнь, на мир людей, людских страстей, самой природы» (цит. по: [133, с. 5]). Кинорежиссер С.Ф. Бондарчук отметил коренную черту Шукшина — «первородство», не позволившее ему потерять «предельную натуральность» и «необыкновенную подлинность» (цит. по: [133, с. 191]). Эти же качества отмечает актер М.А. Ульянов: «Выйдя из народа и став одним из крупнейших художников кино и литературы, Шукшин приобрел интеллектуальный багаж, оставшись тем, кем был. <...> У него была мощная корневая система, она питала его и сделала тем, кем он стал: Шукшиным» (цит. по: [133, с. 315]).

Творчество Шукшина, самобытная личность писателя привлекли к себе внимание критиков и литературоведов с самого начала его творческого пути. На сегодняшний день насчитывается немало исследований — монографий, сборников научных статей, художественно-документальных работ, диссертаций, посвященных осмыслению его произведений и всего творческого пути. За пятьдесят лет своего существования шукшиноведение пережило несколько этапов своего развития, литературоведческого осмысления художественного наследия писателя.

На начальном этапе шукшиноведение существовало в виде критических и литературоведческих работ Л.А. Аннинского, С.П. Залыгина, И.П. Золотусского, центральной темой которых становится изучение реалистической манеры писателя. В центре внимания критики 1960—1970-х гг. оказались вопросы, касающиеся не формы, но исключительно содержания произведений Шукшина. Новизна и актуальность тематики, с которой он пришел в литературу, заслонила все прочие аспекты его творчества, заставила именно в этой области искать специфику и самобытность писателя.

Существенный вклад в формировавшуюся науку о Шукшине внесли ученые второй половины 1970-х — 1980-х гг. Это был период критического освоения творчества писателя, отмеченный социологизированным подходом к изучению его произведений. В Шукшине видели «бытописателя», подчеркивали социальную направленность его книг. Литературоведы В.А. Апухтина, В.Ф. Горн, Л.И. Емельянов рассматривали прозу писателя в традициях реалистической литературы, проявляя интерес прежде всего к социально-нравственной проблематике его произведений. Исследователи В.И. Коробов, В.М. Карпова в своих книгах проделали большую работу по систематизации материалов о жизни и творчестве художника, описанию характерологии, сюжетного многообразия.

Одной из первых свежие пути решения шукшиноведческих задач наметила Г.А. Белая, чьи работы, посвященные анализу стилевых особенностей прозы писателя, стали значительным шагом «внутрь» поэтики. Ее тезис о неоднозначности семантического поля произведений Шукшина задал направление шукшиноведческих изысканий ученых. Представление о сложности, семантической и функциональной неоднородности различных элементов в произведениях писателя XX в., положение об игровой, театральной манере развертывания смыслов в его творчестве было развито и конкретизировано в работах С.М. Козловой, О.Г. Левашовой, П.Ф. Маркина.

С конца 1980-х гг. проза Шукшина рассматривается в контексте мировой культуры. Актуальными становятся проблемы преемственности и новаторства, его отношений с классикой в статьях А.Е. Базановой, О.Г. Левашовой, С.М. Козловой. В центре внимания Е.А. Вертлиба, В.К. Сигова, Е.В. Черносвитова — творчество Шукшина как мастера философских и социально-политических обобщений.

В конце 1990-х гг. в работах В.В. Десятова, А.И. Куляпина, Р.И. Эшельмана укрепляется мнение о модернистских и постмодернистских тенденциях в творчестве Шукшина. В работы ученых С.М. Козловой, Т.Л. Рыбальченко разрабатывались проблемы единства и целостности творчества писателя, исследовались идеостиль, особенности поэтики его произведений.

Шукшиноведение 2000-х гг. связано с работами литературоведов Центра научных исследований творчества В.М. Шукшина (ЦНИТ В.М. Шукшина) при Алтайском государственном университете, обогативших представления о личности художника, об эволюции творчества. В издаваемых ЦНИТ В.М. Шукшина коллективных монографиях, сборниках воплощены наиболее перспективные направления развития шукшиноведения. Методика анализа и интерпретации литературных произведений основана на интертекстуальном подходе, заключающемся в соотнесении образов, мотивов, идей писателя с широко понятым контекстом художественного пространства России.

Учеными Алтайского государственного университета С.М. Козловой, А.И. Куляпиным, О.Г. Левашовой, Н.В. Халиной, А.А. Чувакиным и другими были подготовлены и изданы трехтомный энциклопедический словарь-справочник «Творчество В.М. Шукшина» (2004—2007) и «Шукшинская энциклопедия» (2011), в которых отражена интенсивная и плодотворная работа по изучению творческого наследия писателя. Особую ценность для исследователя представляет восьмитомное собрание сочинений Шукшина, содержащее не опубликованные ранее тексты писателя, его письма, публицистику, рабочие записи, документы, а также академические комментарии его произведений (2009).

Интерес к имени Шукшина с годами только возрастает, что объясняется притягательностью его рассказов, повестей, фильмов. Однако если литературным произведениям писателя посвящены сотни отечественных и зарубежных монографий, статей, учебных пособий, то шукшинский кинематограф остается в тени литературоведческих штудий.

Главное направление в изучении кинотворчества Шукшина было задано еще в 1960-х гг. критиком Л.А. Аннинским, поставившим проблемы единства художественного мира режиссера, типологии героев, конфликта города и деревни и др. Существует достаточно небольшой пласт прижизненной критической литературы о кинематографе Шукшина. Так, для нас источником информации по изучению его кинотворчества являются статьи Л. Крячко, А.В. Мачерета, К.Л. Рудницкого, В.С. Соловьева, писавших о героях, идейно-содержательной наполненности, режиссуре фильмов Шукшина.

Киноработы Шукшина, будь то актерское или режиссерские творчество, всегда вызывали резонанс в обществе, получали большую кинокритику, имели много отзывов коллег по цеху. Большое значение имеет выпуск сборника «О Шукшине: Экран и жизнь», в котором собраны лучшие критические статьи о кинотворчестве режиссера и актера [133].

Первой и единственной в отечественном киноведении монографией о творчестве Шукшина-режиссера является книга «Кинематограф Василия Шукшина» Ю.П. Тюрина, в которой не только прослеживается процесс становления режиссера, но и анализируется художественный мир его фильмов.

Представляет интерес книга В.И. Коробова «Василий Шукшин», написанная на основе документального материала и анализа литературных и кинопроизведений писателя, сценариста, режиссера. В контексте творческого роста Шукшина исследователь выделяет слагаемые художественного метода и определяет «основной принцип сочетания его прозы и кинематографа: это в идеале как бы сообщающиеся сосуды» [95, с. 90].

Важным источником информации по художественным средствам кинематографа стали работы С.И. Фрейлиха, в которых сделаны отдельные наблюдения в области поэтики, жанрово-стилевой специфики кинотворчества Шукшина. С параметрами современного кинематографа пытается соотнести кинопроизведения режиссера Н.П. Толченова, а в аспекте взаимодополнительности различных видов искусств рассматривают кинотворчество Шукшина А.Д. Заболоцкий, А.И. Куляпин, В.И. Фомин.

При исследовании различных аспектов раннего кинематографа Шукшина в данной монографии используются труды С.А. Герасимова, М.И. Ромма, С.М. Эйзенштейна, раскрывающие основные положения в киноискусстве. Интересны размышления, посвященные эстетике кино, Н.М. Зоркой, Л.А. Зайцевой, А.А. Тарковского, а также работы, исследующие особенности кинематографа как вида искусства.

За годы, прошедшие с начала нового столетия, кинематограф Шукшина вновь стал привлекать внимание исследователей. Так, в сборник статей «Василий Шукшин и православие» включена интерпретация киноновеллы «Думы» из фильма «Странные люди» протоиерея С. Фисуна. Большое значение для киноведения имеет «Шукшинская энциклопедия» с описанием режиссерских и актерских работ Шукшина.

Надежным научно-документальным фундаментом для дальнейшей исследовательской работы стал сборник «Василий Шукшин: Жизнь в кино», содержащий архивные и музейные документы, отражающие эволюцию творческого развития режиссера и актера в киноискусстве. Это первая и системная публикация документов по истории создания фильмов Шукшина.

Огромную ценность представляет справочная литература по выбранной теме: каталоги Госфильмофонда России, сборники НИИ киноискусства, журналы. В работе использованы рукописные источники, хранящиеся в различных архивах (Госфильмофонд России, Российский государственный архив литературы и искусства. Государственный музей литературы, искусства и культуры Алтая).

В данной монографии на первый план выступает проблема взаимодействия таких видов искусств в творчестве Шукшина, как литература и кинематограф. Решение вопроса приоритетности в современной системе этих видов искусств определяет актуальность объекта нашей работы, а именно кинематограф Шукшина. Методологической основой является искусствоведческий анализ интермедиальной поэтики раннего кинематографа Шукшина, а также междисциплинарный подход, где киноведческий анализ дополняется теоретическими выводами философии, культурологии, литературоведения, истории и т. д. Основной принцип — опора на тексты сценариев и фильмов.

Актуальный в современной гуманитарной науке термин «метатекст» пока не получил устойчивого определения. А. Вержбицка подразумевает под метатекстом «диалогические отношения автора к собственному высказыванию в целом, отдельным его частям, отдельному слову в нем, если мы как-то <...> занимаем дистанцию по отношению к ним, как бы ограничиваем и раздваиваем свое авторство» [27, с. 402]. Ученые А. Вержбицка и другие (Ю.М. Лотман, М.М. Бахтин) развивают понятие «текст в тексте», — «художественное повествование о повествовании».

В более широком смысле под метатекстом понимают рефлексию автора на создаваемое им произведение. К.Э. Штайн и Д.И. Петренко устанавливают, что «любая поэтическая система включает в себя мысли художника о поэзии и о творчестве вообще, <...> художник-творец выступает как исследователь и интерпретатор, вступая в диалог с собственными текстами и текстами других мастеров [224, с. 22]. Метатекст, или шире — метадискурс, рассматривается как открытая нелинейная структура, это «вторичный текст с вербализованным прагматическим содержанием, объектом которого всегда становится некий вполне определенный текст, <...> его гетерогенные компоненты, сохраняя свою природу, создают некое „нелинейное" целое» [224, с. 24]. Принципы авторефлексии могут осуществляться как «перекодировка» первичного текста, «полилог», «контрапункт голосов» как внутри текста, так и между текстами. В этом плане метатекст рассматривается как самоорганизующаяся система, т. е. как синергетическое образование, где все уровни становятся значимыми и динамичными.

Метатекстовая динамика кинематографа Шукшина развертывается как непрерывный полилог текстов рассказов, созданных на их основе сценариев, перекодирующих последние на язык другого искусства, фильмов, рефлексирующих по их поводу «послесловий», статей, интервью, возникающих на опыте авторефлексии, замыслов новых фильмов и т. д. Каждое из звеньев этой цепи является вторичным по отношению к предыдущему, выполняя функции самоинтерпретации, саморефлексии, саморазвития, образуя в целом метатекстовое единство. Как метатекстовое образование мы рассматриваем творческую динамику и авторецепцию Шукшина в процессе создания фильмов, что позволяет выявить и описать формирование его кинематографа как особой индивидуальной художественной системы.

Феномен интермедиальности предполагает организацию текста посредством взаимодействия различных видов искусств. В отечественном искусствознании вопросы интермедиальной поэтики рассматривались в трудах И.А. Азизян, И.В. Корецкой, Н.В. Тишуниной. Интермедиальность определяется, во-первых, как особый способ организации художественного текста, во-вторых, как специфическая методология анализа и отдельного художественного произведения, и языка художественной культуры в целом. Мы остановимся на изучении взаимодействия литературы с таким сложным и синтетическим искусством, как кинематограф (гетерогенная структура). При анализе художественных текстов мы попытаемся выявить доминирующий интермедиальный код исходя из представления о коммуникативной доминанте текста (визуальной) кинематографа.

Выражаю благодарность моим коллегам с кафедр русской и зарубежной литературы, теории искусства и культурологии, истории зарубежного и отечественного искусства Алтайского государственного университета, принимавшим участие в обсуждении монографии, всем тем, кто помогал мне и поддерживал в работе.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.