Главная / Публикации / С. Эсмаили. «Художественный конфликт в малой прозе В.М. Шукшина» (структура, типология)

Заключение

В результате предпринятого исследования «Особенности художественного конфликта в малой прозе В.М. Шукшина (структура и типология)» можно с уверенностью говорить о том, что В. Шукшин как писатель, творивший в жанре «деревенской прозы» в 1960—80-е годы в Советском Союзе, является наследником традиций русской классической литературы, старающимся сохранить русское национально-культурное самосознание. Существенное отличие В. Шукшина от других представителей «деревенской прозы», которые ищут национальную идентичность, желают сохранить культурное и историческое наследие и описывают деревенскую природу, состоит в том, что он стремится раскрыть характер и душу деревенского жителя. Герои В. Шукшина демонстрируют неисчерпаемое богатство русской души. Эти характеры постоянно пребывают в движении, в осмыслении жизни ради ее вечного продолжения и привнесения порядка и гармонии в мир людей.

В процессе наблюдений над структурой художественного конфликта в малой прозе В. Шукшина и анализа его рассказов посредством разработанной нами методики удалось уточнить ряд выдвинутых положений. Во-первых, изучение творчества В. Шукшина периода 1960-х годов и анализ художественного конфликта в каждом рассказе позволяют определить состав и типологию героев В. Шукшина в этот отрезок времени. Главное жизненное событие персонажей В. Шукшина того периода — это уход из родной деревни и влияние городской жизни на сельского жителя. Социальный конфликт, которому подвержен деревенский персонаж В. Шукшина, исход людей из деревни, растворение их в городском быте, потеря исконных традиций — проблема, остро тревожащая писателя.

В основном социальный конфликт простого сельского жителя с горожанами можно разделить на три категории.

1. Тип деревенского человека, остающегося на родной земле, с которой связана вся его жизнь и в бытовом, и в духовном аспекте. Для этих людей деревенское бытие наполнено глубоким содержанием, они постоянно размышляют о судьбах других людей и даже о смысле жизни. Такие качества, как терпение («Далекие зимние вечера»), простота и сила духа («Охота жить», «Дядя Ермолай», «Демагоги»), трудолюбие («Светлые души», «Одни»), упорство и стойкость в отстаивании своих прав («Рыжий»), типичны для деревенского героя В. Шукшина.

2. Промежуточный тип человека «полугорода-полудеревни», не находящего себя ни в одном из этих мест и раздираемого внутренними конфликтами. Вторая группа крестьянства, которое «одной ногой» уже в городе, но душой никак не может ни принять, ни до конца осознать происходящие перемены. Эти герои В. Шукшина являют собой образ человека, вступившего в глубинный конфликт с самим собой, своим «Я». Уехав в город, они скучают по родным и прежнему, деревенскому образ жизни, а потому автор надеется на возрождение в их душе былых жизненных ценностей. Некоторые рассказы В. Шукшина — «Чудик», «Материнское сердце», «Сапожки», «Сельские жители», «Срезал», «И разыгрались же кони в поле» и др. — иллюстрируют остроту взаимного непонимания и неприятия жителей города и деревни, автор сталкивает своего героя с горожанами, чтобы продемонстрировать, что именно сельские жители сохраняют в себе «красоту душ».

3. Человек, активно мечтающий о трансформации в городского или уже окончательно переселившийся из деревни в город и порвавший со своим прошлым. Эта трансформация лишь в незначительной степени затрагивает их душу и личность. Ряд героев шукшинских рассказов («Игнаха приехал», «Письмо», «Дебил», «Раскас», «Ночью в бойлерной», «Беспалый», «Мой зять украл машину дров», «В воскресенье мать-старушка...», «Чудик») относится именно к этой категории. Они уже осели в городе и своим поведением недвусмысленно демонстрируют слепую тягу к благам городской цивилизации. В. Шукшин чувствует опасность ухода людей в города: «Да, молодежь уходит из села — уходит от земли, от родителей. От всего того, что ее вспоило, вскормило и вырастило... Процесс этот сложный, я не берусь судить, кто здесь виноват (и есть ли виноватые-то?). Однако глубоко убежден, что какую-то долю ответственности за это несем и мы, деятели искусства» [160, с. 7]. Автор в этих рассказах задается вопросом, куда же исчезают душевность и искренность и почему люди все чаще готовы смириться с их потерей, предпочтя сомнительный городской комфорт.

Другая типология художественного конфликта рассмотрена во второй главе как психологический конфликт, так как содержание и структура художественного конфликта постоянно трансформируются со временем. Сопоставительный анализ этого периода жизни и творчества В. Шукшина в 1970-е годы позволил выявить новый этап в его творчестве: создание типажа под условным названием «чудик», что явилось абсолютно новым словом в русской литературе. Социально-психологический тип «чудика» считается одним из самых ярких художественных открытий В. Шукшина. Эти персонажи энергичны, мечтательны, склонны к философии и умеют радоваться самым незначительным мелочам, они не способны оставаться в жестких рамках повседневной жизни, и данные особенности провоцируют их социально-психологический конфликт с окружающими.

«Чудикам» присуще огромное разнообразие, но при анализе рассказов В. Шукшина можно разделить его «чудиков» на три самостоятельные группы: «мечтатели», «непредсказуемые», «философы». Актуальность героев-мечтателей В. Шукшина — в их самобытности и яркой индивидуальности: они талантливы, любопытны, смелы, не стесняются сомневаться в научных трудах ученых или смело вмешиваться в государственное устройство, несмотря на отсутствие высшего образования, и обладают неожиданно широким мировоззрением. К группе «героев-мечтателей» можно отнести персонажей следующих рассказов: «Сильные идут дальше», «Микроскоп», «Упорный», «Психопат», «Мастер», «Штрихи к портрету», «Стенька Разин». Они умеют фантазировать и «верят в невозможности», из-за чего постоянно вступают в конфликт с реальной жизнью.

Важнейшая концепция образа героя-«чудика» заключается в его непохожести на окружающих. Его разительная контрастность и нестандартный подход к решению жизненных проблем выглядят вычурными и непонятными в глазах обывателя, вызывая, таким образом, конфликт с окружением персонажа.

Главные героях рассказов «Стёпка» (Степан Воеводин), «Гринька Малюгин», «Даешь сердце», «Артист Фёдор Грай» (сельский кузнец Фёдор), «Пьедестал», «Беспалый» (Сергей Безменов), «Охота жить» (старик Никитич) являют собой образ «непредсказуемого чудика», всегда готового к острому столкновению с серой окружающей действительностью. Изучая этот образ, можно прийти к выводу, что именно внутренний запрет на желание оставить хоть малейшую лазейку в стремлении слегка сгладить острые углы, немного приукрасить или стыдливо прикрыть фиговым листком замалчивания делают этих персонажей реальными, живыми людьми, которые, как известно, никогда не соответствуют идеалу.

«Античудики» — это персонажи, поведение и образ жизни которых прямо противоположны поведению типичных героев-«чудиков», — маленькие люди с мелкими интересами и непрестижными профессиями: продавцы, охранники, вахтеры, чиновники, кассиры, а также зачастую жены героев-«чудиков». Всех их объединяет отсутствие душевной доброты и сочувствия к людям, что вызывает их вечный конфликт с «чудиками». «Античудики» смотрят на жизнь поверхностно, их гораздо больше интересует материальное благополучие. Продавщицы в рассказе «Обида», «Сапожки», «Дебил», аптекарь в рассказе «Змеиный яд», кассире в рассказе «Как зайка летал на воздушных шариках», вахтеры в рассказах «Кляуза» (опыт документального рассказа) и «Ванька Тепляшин» — бесчувственные мещане, их поведение заставляет таких героев, как Ванька Тепляшин, вступать с ними в яростные конфликты, и суть противостояния двух полярно противоположных типажей можно выразить одной ёмкой фразой: «Надо человеком быть!».

Кроме того, принципиально важным нам кажется тот факт, что со временем в творчестве В. Шукшина вызревает еще одна категория героев — людей, раздираемых экзистенциальным конфликтом. В поздних рассказах В. Шукшина становится заметным его переход от повествования о бытовых проблемах деревенского героя к рассмотрению таких важнейших вопросов, как смысл жизни и суть существования человека на земле. В основе таких рассказов, как «Космос, нервная система и шмат сала», «Верую», «Мастер», «Крепкий мужик», «Гена Пройдисвет», лежит конфликт главного героя с понятием Бога, существованием церкви и отношением к верующим людям. Они ищут что-то внутри себя, своей души, вступая во внутренний конфликт с реальностью, и рассуждают о таких непростых философских материях, как жизнь и смерть, религия и Бог, о проблемах веры и истины, о сути человеческого бытия.

У шукшинских героев этой группы «боль души» проистекает из социальных конфликтов и проблем, возникающих в личной и общественной жизни. Герои с «болью души» не находят себе покоя по той причине, что стремятся отыскать высшую правду и решение глобальных экзистенциальных проблем, они постоянно пребывают в состоянии внутреннего конфликта из-за несовпадения их идеалистического взгляда на мир с суровой объективной реальностью. Старик — герой рассказа «Жил человек», старик Баев из рассказа «Беседы при ясной луне», герой рассказа «Билетик на второй сеанс» Тимофей Худяков, старик Наум Евстигнеич в рассказа «Космос, нервная система и шмат сала» — все они сталкиваются с философскими вопросами, которые тревожат, мучают, заставляют терять покой; эти люди не удовлетворены своей жизнью, но не могут понять истоков собственных переживаний.

Таким образом, можно говорить о том, что изучение структуры конфликта в творчестве В. Шукшина помогает нам лучше понять событие 1960—80 годов XX века в Советском Союзе, проблему влияния процесса урбанизации на деревенскую жизнь, глобализацию в мире, духовные искания людей, время безбожья в России, воздействие войны на судьбы людей; как говорит А.Г. Коваленко, типология конфликта «позволяет уточнить смысл многих историко-литературных явлений XX века» [70, с. 31]. Рассмотрение эволюции творчества В. Шукшина и анализ характеров героев предоставляют доказательство влияния истории страны и мира на образы литературных персонажей.

Важным этапом анализа является назначение типология художественного конфликта в малой прозе В. Шукшина и вывод о том, что творчество В. Шукшина — это не просто повествование о конфликте между городом и деревней, о семейных трагедиях и личных драмах: произведения автора полны глубинного смысла, сопряженного с некоей высшей правдой. Таким образом, структура художественного конфликта у героев В. Шукшина, подразделяющегося на категории «социальный», «психологический», «экзистенциальный», совпадает с самой идей В. Шукшина о структуре идеального рассказа: «1. Рассказ-судьба, 2. Рассказ-характер, 3. Рассказ-исповедь», и эта структура в полном объеме представлена в бесконечном многообразии шукшинских художественных образов.

Подводя итог сказанному, можно смело утверждать, что творчество В. Шукшина всегда актуально, ибо в нем отражены «вечные вопросы» человеческого бытия. Эта актуальность обусловлена тем, что автор обращается к теме истины, народности и, одновременно, к нравственным убеждениям народа, к тем вопросам и проблемам, которые находят отклик в душе каждого человека.

Анализируя рассказы В. Шукшина с точки зрения художественного конфликта, мы обращаем внимание на эволюцию творчества писателя, который постоянно расширяет проблематику текста. Поведение персонажей В. Шукшина зачастую кажется странным; герои стремятся к самовыражению и самопознанию, а это ведет к философским размышлениям о жизни, смерти и смысле человеческого существования. Тематический охват писателя чрезвычайно широк: от рассказов о странных, искренних и простодушных чувствах «чудиков» до постановки философских вопросов о жизни отдельного человека и истории всей Россию.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2018 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.