Главная / Новости и события / Московский театр «У Никитских ворот» сделал из рассказа Василия Шукшина трагикомедию

Московский театр «У Никитских ворот» сделал из рассказа Василия Шукшина трагикомедию

21 января 2017 года в московском театре «У Никитских ворот» прошла премьера постановки Марка Розовского «...и цирк!!!». В ее основе — рассказ Василия Шукшина «Чередниченко и цирк».

Режиссер Марк Розовский рассказывает о своей новой работе: «Рассказ Василия Шукшина "Чередниченко и цирк" мне представляется шедевром, этаким "бриллиантиком" в труднейшем коротком жанре русской литературы. Потому, наверное, вместе с командой наших отменных актеров я и сделал сценическую версию этой истории, где живые человеческие характеры, их, казалось бы, алогичное проявление во внезапно возникших обстоятельствах, а так же, сдобренное блистательным юмором анекдотическое действие — все это, вместе взятое, и есть тот самый театр жизни, точнее, театр правды жизни, которой так истово, так последовательно служил своим творчеством наш знаменитый Автор, бывший, к тому же, сам незаурядным Актером.

Шукшин незабываем. Шукшин нам нужен и сегодня.

Хотя рассказанная писателем история случилась в сравнительно недавнем советском прошлом, насыщенном грешным желанием чудить, выпивать, шутковать, трепаться и влюбляться под всюду и отовсюду звучащие песни Аллы Пугачевой. Шукшин театрален, ибо — правдив, легок и мудр. Конечно, автор подтрунивает над своими простодушными народными героями, живущими неутоленными шекспировскими страстями в суровый, запрограммированный, не терпящий никакого донкихотства век. Шукшин знает и любит этих простых, своих с виду, а на самом деле очень не простых, забавных людей из русской глубинки. Их обаяние узнаваемо, их судьбы затейливы, их поступки трагикомичны. Потому-то так хочется сегодня играть с упоением Шукшина в центре Москвы "У Никитских ворот"».

Самое интересное в постановке «...и цирк!!!» — это то, что она не пересказывает слово в слово сам рассказ "Чередниченко и цирк", который заложен в основу сценария. Даже система образов претерпевает некоторые изменения: и персонажи из литературных героев становятся действующими лицами спектакля — это ощутимо. Рассказ меняется: но атмосфера остается — и это, пожалуй, верный показатель успеха постановочной группы и артистов.

Концепция, на которой театр сделал акцент — сочетание в истории драматичного и комического. «...и цирк!!!» театрален: связками между действиями выступают цирковые и музыкальные номера; да и само действие нет-нет, да и оборачивается бурлеском. Таким увидел Марк Розовский «театр правды жизни» — так обратился к зрителю: а не напоминает ли нам наша жизнь цирковое представление? Или это циркачи крупными штрихами рисуют жизнь?

Значимый прием — в действие вписан рассказчик, которого сыграл заслуженный артист России Юрий Голубцов. Рассказчиком в классическом понимании он не является: ни голоса за сценой, ни всезнающей фигуры несколько в стороне от событий не будет. А будет еще один герой, вместе с Чередниченко странствующий по приморскому городу, заглядывающий на улицу Жданова, со скамейки наблюдающий, как идет по морю корабль «Россия».

Интересно, что напрямую пояснять зрителю переживания Чередниченко он не намерен, но из их диалогов эти переживания становятся понятны. Так функции рассказчика оказываются реализованы, а вместе с тем зал понимает: автор — автор рассказа, автор постановки, автор в широком смысле слова, — всегда близок к своему герою. Можно сказать, лично с ним знаком.

Сложный образ Чередниченко — сложный в том смысле, что работая с ним одинаково легко удариться в грубый комизм и в утрированные вариации на тему народной души, — достался артисту Владимиру Давиденко. И он справился: персонаж получился такой, что мы, если бы не знали, что смотрим вещь, вдохновленную прозой Шукшина, Шукшина бы здесь заподозрили. Плановик вышел таким, каким его писали — смешным и честным в своих маленьких страстях.

Наверное, много работы было у постановочной группы и с образом Евы. Как можно показать женщину, которая у Шукшина присутствует непосредственно в действии в гораздо меньшей степени, чем в воображении главного героя? Почти всё, что связано с Евой — это мысли и домыслы Чередниченко; на самом деле мы знаем о ней не так уж много.

Роль исполняет Яна Прыжанкова: именно ей предстояло стать «то ли девушкой, а то ли видением». И здесь создатели спектакля проявляют оригинальность: образ Евы подан так, что она так до конца и не становится живым человеком, вроде Чередниченко — эпизоды с её участием дают представление о ней, как о части цирка. Того, который вынесен в название — то есть, метафорического цирка жизни, а не только приморского «Шапито». Кроме того, персонажу добавили ярких черт — то, что у Шукшина дано штрихами и намёками, здесь сказано напрямую: через Еву действие приближено к современности. В ней заметно отступление от стилистики рассказа-основы.

Атмосфера спектакля, во многом основанная на харизме главных героев, была бы неполной и без второстепенных персонажей. Разработка этих образов — полностью авторское решение коллектива; и все-таки они становятся частью произведения — как будто были там изначально. Это клоун Александр Панин, продавщица Ольга Агеева и фокусница Вера Макарова. Вскользь упомянутые у Шукшина, «У Никитских ворот» эти герои выступают, как самостоятельные фигуры, без которых мы бы смотрели совсем другой спектакль.

Весь спектакль звучат песни Аллы Пугачевой 1970-х годов. Так создатели хотели придать своей истории «в южном курортном городке» правдоподобности, что, в принципе, достижимо и без шлягеров Аллы Борисовны. Конечно, раннее творчество этой певицы до сих пор радует меломанов, однако вкупе с телетрансляцией на задник сцены цирковых номеров, которая имеет здесь место, выглядит простовато. Впрочем, установке на зрелищность это не противоречит.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.