На правах рекламы:

Юридические услуги для бизнеса в Московской области

Главная / Воспоминания / Л. Федосеева-Шукшина. «С Василием я прошла путь от ненависти до любви»

Л. Федосеева-Шукшина. «С Василием я прошла путь от ненависти до любви»

Александр Нечаев, «Москвичка».

В конце июля, 25-го числа, исполнилось бы 85 лет Василию Шукшину — писателю, актеру и режиссеру, которому, как никому в истории нашей культуры прошлого века, подходит определение «народный».

Его «Калину красную», «Живет такой парень» и «Печки-лавочки» до сих пор большая часть страны помнит наизусть, а легенды про бурную жизнь Шукшина взволновали десятки скандальных биографов. Об истории их любви «Москвичке» рассказала вдова Василия Макаровича Лидия Федосеева-Шукшина.

— Лидия Николаевна, это правда, что когда вы познакомились с Шукшиным во время учебы во ВГИКе, он вам, мягко говоря, не понравился?

— Да, я его тогда терпеть не могла. И дело было не в нем. Когда я поступила во ВГИК, он был секретарем комсомольской организации. То есть был статусным студентом, которому, как я думала, все достается на блюдце с золотой каемкой. И держался довольно важно. Потом поняла, что это было напускное, но откуда в тот момент мне было знать? У меня ведь недоверие к таким «шишкам» с детства было. Я родом из ленинградской коммуналки. В мое послевоенное детство все в Ленинграде жили бедно. Но моя семья была беднее всех.

И как-то раз меня пригласила к себе в гости одноклассница. Я пришла в ее квартиру и была ошеломлена — оказывается, на такой площади могут жить не шесть многодетных семей, а одна из трех человек. И — я до сих пор не могу объяснить, что со мной случилось, — когда пришла пора уходить домой, я украла из этой квартиры перчатки. В тот момент я была самым несчастным человеком на свете — мне было ужасно стыдно, но к этому стыду примешивалась откровенная неприязнь к этим людям, которые никогда не признают меня своей. А Шукшин сначала казался мне именно из такой породы.

— И как получилось преодолеть это предубеждение?

— Шел 1964 год, мне предложили роль в картине «Какое оно, море?». За три дня до съемок сообщают: будешь играть в паре с Шукшиным. Меня всю трясет. Я, конечно, уже видела его работу в фильме «Два Федора».

Не заметить, какой он замечательный актер, было невозможно. И я ничего поделать с собой не могла — меня трясло, и все тут. А тут он еще едва не опоздал на поезд. Смотрю в окно — нелепо бежит, растрепанный, из кармана торчит зубная щетка. И вот садимся мы в поезд, едем. Все в плацкартном вагоне, Вася — в СВ. И вечером все мы сбиваемся в один закуток, смеемся, поем. Внезапно из своего СВ приходит он. А я как раз запеваю песню «Калина красная, калина вызрела». Он смотрит на меня и улыбается. И нет на его лице ни спеси, ни важности, ни суровости.

— Хотите сказать, впервые его увидели таким, каким он был на самом деле?

— Наверное, да. После этого мы всю ночь с ним проговорили. Точнее, говорила преимущественно я, а он расспрашивал — о детстве, родителях, увлечениях... Да обо всем он хотел узнать. А когда поезд приехал, я поняла, что меня опять трясет — только теперь от страха, что эти ночные разговоры окажутся каким-то мимолетным событием в моей жизни. Правильно говорят — от ненависти до любви один шаг.

Только иногда этот шаг превращается в долгий путь. И я этот путь прошла. Во время съемок «Какое оно, море?» он был несвободен — но он еще со времен учебы во ВГИКе никогда не был свободен. Репутация у него в этом плане была не самой лучшей. Но мне уже было все равно — я знала, что ни с кем не хочу никаких отношений, кроме него.

— Смерть Шукшина в 1974 году на съемках «Они сражались за Родину» стала шоком для всей страны — ушел из жизни один из подлинно народных актеров и режиссеров...

— У меня те дни — сплошное черное пятно. Я лежала и выла. Жизнь без Васи казалась мне чем-то нереальным и неосуществимым. И меня вытащил Сережа Никоненко — пригласил сниматься в картине «Трын-трава».

Но жизнь четко поделена на два периода — до Шукшина и после. Я часто вспоминаю его слова: «Отчего люди друг друга сегодня так ненавидят? Нет, я не прошу всех делать добро. Но зла-то можно не делать?!» И еще: «Всех любить невозможно. Но жалеть надо всех». И я думаю, что ему не хватало добрых и сочувственных слов, несмотря на всю его известность и популярность...

Досье

Лидия Николаевна Федосеева-Шукшина — советская и российская актриса театра и кино, народная артистка РСФСР. Василий Макарович Шукшин — писатель, актер, сценарист, режиссер. Заслуженный деятель искусств РСФСР, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, лауреат Государственной премии СССР и Ленинской премии (уже посмертно).

А мама была настоящей...

В единственной цветной и последней из фильмов Шукшина ленте «Калина красная» в роли Куделихи, матери главного героя, вора Егора, снялась жительница деревни Садовой, крестьянка Ефимия Быстрова. Ее жизненная история совпадала со сценарием.

Во время съемок пожилой женщине не нужно было играть, она просто рассказывала Лидии Федосеевой-Шукшиной о сыновьях. Запись эпизодов велась скрытой камерой.

В 2003 году односельчане поставили на могиле Ефимии памятник. На нем — фотография из знаменитого фильма.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.