Главная / Публикации / Г.В. Кукуева. «Рассказы В.М. Шукшина в аспекте преподавания русского языка как иностранного»

Г.В. Кукуева. «Рассказы В.М. Шукшина в аспекте преподавания русского языка как иностранного»

Значимую роль в формировании культуры личности играет изучение языков, родного и иностранных, и освоение родной и иноязычных культур. Ученые рассматривают иностранный язык в качестве средства не только общения, но и приобщения к культурному наследию стран и народов изучаемого языка. Е.И. Пассов трактует процесс изучения иностранного языка и культуры как иноязычное образование, при этом культура является содержанием процесса обучения иностранному языку [3, с. 23].

В рамках сложившийся парадигмы образования художественный текст занимает особое место, так как он представляет собой важнейший компонент модели культуры, он мыслится как своего рода носитель, накопитель и хранитель информации. Работа с художественным текстом чаще всего связывается с отбором страноведческого и культуроведческого материала, вычленение национально своеобразной информации и выяснение её зависимости от собственно коммуникативных параметров.

В данной статье обратим внимание на изучение текстов рассказов В.М. Шукшина в аспекте преподавания русского языка как иностранного. Наш разговор о творчестве данного автора неслучаен по нескольким причинам. Во-первых, произведения писателя эксплицируют национально-региональный компонент: отражают сельский колорит, воссоздают психологический и речевой образы людей, проживающих на Алтае [1]. Во-вторых, наблюдается интерес переводчиков к текстам Шукшина. Несмотря на сложности перевода, связанные с многочисленными лингвоэтническими барьерами, в настоящее время насчитывается около пятидесяти языков мира, на которые переведены произведения данного писателя. [5, с. 78]. В «Заметках переводчика» к американскому сборнику Джон Гивенс выделяет такие «трудности перевода» рассказов Шукшина на английский язык, как устное звучание, разговорный характер предложений, отсутствие причастий и частое употребление форм второго лица единственного числа «ты», переключение рассказчика между настоящим и прошедшим временем (как это делают люди, рассказывающие какую-нибудь историю), преобладание коротких незаконченных предложений, частое употребление начального союза «и» и т. д. [6].

Целью статьи является не описание возможных трудностей перевода и не исследование универсальных механизмов текстового варьирования в данном процессе [4], а анализ процесса восприятия иностранными студентами шукшинского текста, в частности диалогических единств, занимающих большую часть текстового пространства в произведениях писателя.

К аутентичным диалогам из рассказов В.М. Шукшина мы обращались в ходе преподавания русского языка как иностранного со студентами-гуманитариями университета Шихецзы (Китай). Базовый уровень подготовки инофонов дал возможность использовать диалогические конструкции из произведений писателя как на аудировании, так и на занятиях по практике речи. Анализ диалогических единств осуществлялся в ходе работы с конкретными коммуникативными ситуациями, например: 1) общение преподавателя и студента на экзамене (рассказ «Экзамен»); 2) диалог покупателя и продавца в магазине (рассказ «Сапожки»).

Следует иметь в виду, что нередко при чтении иноязычного художественного текста читатель не может идентифицировать даже известную ситуацию: она представляется ему непонятной, «чужой», что связано прежде всего с лексикой, непривычными средствами языкового выражения, с неожиданным ракурсом описания и др. А как известно, человек понимает текст тогда, когда он понимает ситуацию, о которой идёт речь в тексте (Т.А. ван Дейк). В связи с этим, как считает Н.В. Кулибина, необходимо выделять ключевые словесные образы, способствующие пониманию ситуации и роли самой единицы в читаемом тексте. В случае работы с диалогами рассказов В.М. Шукшина в качестве словесных образов нами рассматривались основные характеристики коммуникативной ситуации и тема или ключевая лексема разговора. Важно было приблизить ситуацию (сдача экзамена, покупка обуви в магазине), сделать ее понятной и привычной для студентов. В дальнейшем осуществлялась работа над лексикой и грамматическими конструкциями.

При работе над ключевыми словесными образами мы опирались на методику, предложенную Н.В. Кулибиной в пособии «Зачем, что и как читать на уроке?» [2]. Основные этапы данной методики таковы: (1) привлечение внимания обучаемых к ключевой текстовой единице; (2) определение её языкового значения; (3) выявление её частного смысла; (4) воссоздание читательского представления, мотивированного словесным образом; (5) определение её роли как носителя фрагмента всего текстового смысла (через связи данной единицы с другими единицами текста). Рассмотрим этапы методики на двух диалогах.

1) — Почему опоздали? — строго спросил профессор.

— Знаете... извините, пожалуйста... прямо с работы... срочный заказ был... Студент — рослый парняга с простым хорошим лицом — стоял в дверях аудитории, не решаясь пройти дальше. Глаза у парня правдивые и неглупые.

— Берите билет. Номер?

— Семнадцать.

— Что там?

— «Слово о полку Игореве» — первый вопрос. Второй...

— Хороший билет. — Профессору стало немного стыдно за свою строгость. — Готовьтесь.

Студент склонился над бумагой, задумался. Некоторое время профессор наблюдал за ним. Перед его глазами за его длинную жизнь прошла не одна тысяча таких вот парней; он привык думать о них коротко — студент. А ведь ни один из этой многотысячной армии не походил на другого даже отдалённо. Все разные. (Экзамен)

2) Сергей пошел в магазин.

— Ну-ка дай-ка их посмотреть, — попросил он.

— Чего?

— Сапожки.

— Чего их смотреть? Какой размер нужен?

— Я на глаз прикину. Я не знаю, какой размер.

— Едет покупать, а не знает, какой размер. Их примерять надо, это не тапочки.

— Я вижу, что не тапочки. По цене видно, хэ-хэ...

— Ну и нечего их смотреть.

— А если я их купить хочу?

— Как же купить, когда даже размер не знаете?

— А вам-то что? Я хочу посмотреть.

— Нечего их смотреть. Каждый будет смотреть.

— Ну, вот чего, милая, — обозлился Сергей, — я же не прошу показать мне ваши панталоны, потому что не желаю их видеть, а прошу показать сапожки, которые лежат на прилавке.

— А вы не хамите здесь, не хамите! Нальют глаза-то и начинают...

— Чего начинают? Кто начинает? Вы что, поили меня, что так говорите? Продавщица швырнула ему один сапожок. Сергей взял его, повертел, поскрипел хромом, пощелкал ногтем по лаково блестевшей подошве... Осторожненько запустил руку вовнутрь...

«Нога-то в нем спать будет», — подумал радостно.

— Шестьдесят пять ровно? — спросил он. Продавщица молча, зло смотрела на него.

«О господи! — изумился Сергей. — Прямо ненавидит. За что?»

— Беру, — сказал он поспешно, чтоб продавщица поскорей бы уже отмякла, что ли, — не зря же он отвлекает ее, берет же он эти сапожки. — Вам платить или кассиру? Продавщица, продолжая смотреть на него, сказала негромко:

— В кассу. (Сапожки)

(1) Ключевой единицей в первом диалоге является сама коммуникативная ситуация — «экзамен». (2) Подробно разбираем со студентами компоненты ситуации. Поясняем, что такое «экзамен», кто присутствует на нем. Каков сценарий (ритуал) экзамена? Почему студент опоздал на экзамен? В билете первым вопросом указано «Слово о полку Игореве». Знаете ли Вы это произведение (в ходе ответа на данный вопрос объясняется, что в данном случае жанр «слово» — это форма повествования об исторических событиях)? Какова будущая специальность студента? Как вы поняли это? (3) Какую роль в Вашей жизни играет экзамен? Вы готовитесь к экзамену? Какая ваша будущая профессия? (4) Как себя ведут в данной ситуации герои В.М. Шукшина? Представьте себе профессора и студента, опишите их внешность, характер. Как вы понимаете выражение «рослый парняга»? (5) Предлагаем студентам поразмышлять над названием рассказа. Как связана описанная в диалоге ситуация (сдача экзамена) с содержанием всего текста? Можно ли иначе назвать этот рассказ? Придумайте свой заголовок.

(1) Ключевой единицей диалогического единства во втором примере является номинация «сапожки». (2) Подробно работаем над этой лексемой: что такое «сапожки»? Почему герой называет женскую обувь не «сапоги», а «сапожки»? Что такое «тапочки»? Это тоже сапоги? Когда и где носят тапочки? Сколько стоят сапожки? (3) Почему герой очень хочет купить эти сапожки? Чем они ему понравились? Для кого хочет купить? Как он сапожки выбирает? Какого цвета были сапожки? Объясните смысл выражений, которые использует герой в ситуации покупки «на глаз прикинул», «повертел, поскрипел хромом», «нога-то в нем спать будет». (4) Как зовут героя рассказа? Как зовут продавщицу? Почему Шукшин не дает имени продавщице? Почему между продавщицей и героем возник конфликт? Опишите поведение героев, их внешний вид. Как вы понимаете выражение продавщицы: «нальют глаза-то и начинают», выражение, которое использует Серега «поскорей бы уже отмякла»? А вы решились бы на покупку обуви в магазине, где обслуживает такая продавщица? Как бы вы повели себя в подобной ситуации? Вам жалко продавщицу? А героя? (5) Как вы думаете, почему рассказ назван «Сапожки»? Какие еще события происходят с героем рассказа, кроме покупки сапожек в магазине? Чем закончилась для героя история с сапожками? Как вы думаете, любит ли герой свою жену? Дорожит ли семьей?

Важную роль в процессе чтения и понимания диалогов из рассказов В.М. Шукшина занимает процесс их проигрывания. Воссоздание модели коммуникативной ситуации помогает иностранцу понять эмоциональное состояние и поведение героев, почувствовать колорит их речи. Возможно также проецирование предлагаемых ситуаций на возможные реальные события. Например, к диалогу из рассказа «Сапожки» задавались вопросы: С каких слов вы бы начали свой диалог с продавцом в магазине? Как бы вы попросили показать нужную вам обувь (вещь)? Какие вопросы вы задали бы продавцу относительно предполагаемой покупки? — Модель побуждает учащихся представлять и описывать вслух (рассказывать), как они видят тот или иной фрагмент текста: деталь описания места или времени действия, авторскую характеристику персонажа, эмоциональное состояние героя в момент совершения какого-то действия или реплики в диалоге, а также жесты, внешность (одежду, причёску, косметику) и др.

Таким образом, работа с художественным аутентичным диалогом по методике Н.В. Кулибиной позволяет, во-первых, последовательно формировать навыки образного восприятия художественного текста на иностранном языке, во-вторых, дает возможность инофону понять сложность языка «простого» текста В.М. Шукшина.

Литература

1. Кукуева Г.В. Рассказы В.М. Шукшина: лингвотипологическое исследование: моногр. Барнаул: БГПУ, 2008.

2. Кулибина Н.В. Зачем, что и как читать на уроке?: метод. пособие для препод. рус. яз. как иностр. Златоуст, 2015.

3. Пассов Е.И., Кибирева Л.В., Колларова Э. Концепция коммуникативного иноязычного образования. СПб.: Златоуст, 2007.

4. Чувакин А.А. К построению филологической теории коммуникации: статья первая // Филология и человек. Барнаул, 2011. № 4. С. 7—18.

5. Чувакин А.А., Демидова Е.В., Малыгина Э.В. Творчество В.М. Шукшина в пространстве коммуникации. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2015. 132 с.

6. Givens J. Translators' Note // Vasily Shukshin, Stories from a Siberian VIIlage. De Kalb. Illinois, 1996.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.