На правах рекламы:

С учетом полезных веществ в гречке, многие используют данную кашу в профилактических целях.

Главная / Фильмография / «Ваш сын и брат» (1965)

«Ваш сын и брат» (1965)

Оригинальное название: «Ваш сын и брат»
Жанр: драма
Формат: черно-белый
Режиссер-постановщик: Василий Шукшин
Режиссер: К. Николаевич
Автор сценария: Василий Шукшин
Актеры: Всеволод Санаев, Анастасия Филиппова, Марта Грахова, Алексей Ванин, Леонид Куравлев, Леонид Реутов, Виктор Шахов, Николай Граббе, Александра Дорохина, Светлана Жгун
Оператор: Валерий Гинсбург
Композитор: Павел Чекалов
Дирижер: Д. Штильман. Государственный симфонический оркестр кинематографии
Звукорежиссер: Дмитрий Боголепов
Художник-постановщик: Игорь Бахметьев
Художник по гриму: В. Бойкова
Монтаж: Наталья Логинова
Редактор: В. Погожева
Директор: Борис Краковский
Длительность: 1 час 32 минуты
Язык: русский
Страна: СССР
Производство: киностудия имени Горького
Год: 1965
Премьера: 18 апреля 1966

В сибирском селе живет старик Ермолай Володин. У него четыре сына и дочь. По-разному сложились их судьбы. Старший сын Игнат подался в Москву, в цирке выступает, демонстрирую недюжинную силу. Своей жизнь он доволен и сманивает своими рассказами брата Максима. Максим устраивается в городе чернорабочим на стройку. В своих мыслях он всегда возвращается в деревню, но приехать мешает гордость. Степан, средний сын, подрался «за правду» и попал в тюрьму. За три месяца до освобождения он совершает побег, чтобы повидать родных в деревне. С отцом в деревне остаются только его любимец Василий да немая Верка. Отец тяжело переживает распад семьи, мечтает собрать всех под своей крышей. Но вот сбудутся ли его мечты?

Отзывы о фильме

Степан Воеводин (фильм «Ваш сын и брат») бежит из тюрьмы за несколько месяцев до конца срока из-за того, что «каждый день деревня снилась». Он хочет только раз взглянуть на родные поля, увидеть мать, сестру, отца, а там и дальше сидеть можно. В этом поступке, признавал В. Шукшин, «иные люди видят нелепость, неразумность». Ему же «он дорог именно вот этой своей тягой к родной земле, к деревне» [СЭ. 1968. № 24. С. 2].

[...] дело не в неразумности самого побега Степана. Мало ли чего не совершает уставший, отчаявшийся человек? Тут дело в ином — в нравственной оценке Степановых действий. Конечно, если подходить к ним с точки зрения отвлеченных представлений о вечных истоках национального характера, то они — прекрасны. Как не восхититься таким вроде бы чисто русским — лучше раз почувствовать, припав к родным пенатам, полноту и прелесть бытия, чем чахнуть от тоски; ладно, душа-то у меня широкая, что придется потом лишние два года куковать за решеткой — потерплю, русские люди от века терпеливы.

Рассмотрим, однако, этот побег в его жизненно-психологической конкретности. Тогда обнаруживается, что Степан приносит своим бегством зло. После вторичного ареста Степана с горя заболевает мать, а для Веры, ждавшей брата чуть ли не больше матери, этот арест целая трагедия. Я не говорю о том, что Степан коверкает собственную судьбу. Нарушение юридических норм оборачивается попранием морали, что совсем уже трудно приветствовать, какой бы тягой к родной земле оно ни объяснялось. [...]

Но в соответствии со всей отечественной гуманистической традицией, особенно ярко и рельефно выраженной в книгах Достоевского и Л. Толстого, Шукшин, и здесь он абсолютно прав, отдает пальму первенства нравственному закону, голосу совести, которая требовательнее и строже любого трибунала. Этим законом добра и справедливости испытывает Шукшин всех своих героев [...].

Громов Е. Поэтика доброты // О Шукшине: Экран и жизнь. М., 1979.

[...] появились картины «Ваш сын и брат» и «Странные люди». В обеих этих картинах сам Шукшин не играл, хотя его актерское присутствие как бы предощущалось. Мы уже знали актера Шукшина, снимавшегося у других режиссеров, и мы часто улавливали шукшинскую интонацию у артистов, которые снимались в его фильмах. Шукшинские нотки угадывались и у Куравлева в комедии «Живет такой парень». В фильме же «Ваш сын и брат» эффект «скрытого присутствия» Шукшина особенно сильный: впечатление такое, будто Шукшин растворил себя во всех ролях, мужских и женских, старых и молодых, будто он затаился в подтексте каждой реплики, и самый ритм ее, окраска, звучание предопределены Шукшиным. [...]

Вторая лента Шукшина, «Ваш сын и брат», тщательно настроена Шукшиным по камертону его собственной прозы. Тут режиссер Шукшин гораздо ближе к писателю Шукшину.

С точки зрения профессионализма, сноровки, приемов и ухваток мастерства второй фильм Шукшина как раз поэтому более уязвим, чем первый. Во всем построении картины «Ваш сын и брат» заметно пренебрежение правилами ремесла. Притягивая кинематограф к себе, Шукшин и как сценарист и как режиссер довольно равнодушно проходит мимо многих возможностей, которые не упустил бы опытный профессионал. [...]

Рудницкий К. Проза и экран. Заметки о режиссуре Василия Шукшина // ИК. 1977. № 3.

Вступительные кадры истинно прекрасны. [...] Радость от встречи с родной природой в ее чистоте, незамутненности, воскрешающая теплящиеся в каждом ощущения детства, слитности с красотой русской земли. [...] это не только прелюдия к фильму. Это и прелюдия нашей жизни, нашего открытия окружающей жизни, ее красоты в самую чистую пору детства. И это хорошо выбрано В. Шукшиным и снято В. Гинзбургом. И это располагает к фильму сразу, вводит в мир, ощущаемый, как свой.

Кладо Н. [О фильме «Ваш сын и брат»] // ИК. 1966. № 7.

[...] лето 1964 года. Приехавший из Крыма ассистент оператора передал мне просьбу Василия Макаровича: «Если свободен, хорошо бы приехать в Судак, подумать и поработать над новым сценарием». Как только я приехал, Шукшин буквально с ходу начал рассказывать, но больше читать различные заготовки к сценарию и новые рассказы [...].

Все это бывало по вечерам, а днем Шукшин снимался в картине. [...]

В один из вечеров, достав очередную толстую тетрадь, он предложил послушать его новые рассказы. Не помню, сколько их тогда было, помню лишь, что снова был заворожен шукшинской прозой, но все же перед расставанием спросил: «А что будет со сценарием?» Василий Макарович промолчал. Через несколько дней, в продолжение которых он откровенно избегал не только разговоров, но и встреч, Шукшин спросил, помню ли я рассказы «Степка», «Змеиный яд» и «Игнаха приехал». Я ответил: «Конечно, помню!», не подозревая в тот момент, что эти рассказы послужат основой для сценария «Ваш сын и брат» [...].

И вот картина запущена. Скоро предстоят съемки.

Сценарий начинался теми же словами, что и рассказ «Степка»: «И пришла весна — добрая и бестолковая, как недозрелая девка. В переулках на селе — грязь по колено. Люди ходят вдоль плетней, держась руками за колья» и т. д. В картине «Живет такой парень» мы много внимания уделили среде, в которой жили наши герои, натуре, и все же у меня осталось ощущение, что передать в изобразительном строе всего очарования, достоверности и сочности шукшинской прозы нам не удалось. Мне очень хотелось в новой картине постараться найти адекватное зрительное решение.

Вступительные титры к фильму должны были начинаться с кадров ледохода. Вместе с ассистентом мы выехали на Алтай [...]. В дороге я твердо решил, что кроме кадров ледохода обязательно сниму жанровые деревенские сцены, животных, пробуждающуюся природу — приметы весны. За несколько дней удалось подсмотреть и снять множество подробностей деревенского быта, детей, пейзажи и быстро вернуться в Москву. Шукшин совершенно по-детски радовался, увидев на экране бранящихся деревенских женщин, греющуюся на солнце кошку вместе с петухом, играющих детей, дерущихся собаку с поросенком и многое другое. Не сговариваясь, мы поняли — вступление в картину, ее интонация нащупаны.

Шукшин, как мне казалось, с особым удовольствием собирал потом пролог фильма. Он бережно сохранил все кадры, вплоть до чирикающих-воробьев на голых ветках. Лирический настрой, всегда присутствующий в прозе Шукшина-писателя, удалось передать в зрительном воплощении.

Гинзбург В. Ученическая тетрадь в коленкоровом переплете // О Шукшине. М., 1979.

Мне вовсе не хотелось выходить к зрителю с фильмом [«Ваш сын и брат»], который весь в вопросах, как хорошенькая головка в бигудях. [...]

Эти вопросы — это, вообще-то, не вопросы, а мысли, которые возникли при обсуждении фильма и определились то как упрек к нему, то как недоумение.

Город и деревня. Нет ли тут противопоставления деревни городу?

Нет. Сколько ни ищу в себе «глухой злобы» к городу, не нахожу. [...] Есть что-то похоже на неприязнь к городу — ревность: он сманивает молодежь. [...]

И разве не все равно искусству, куда пошагал человек, да еще таким массовым образом.

Только так и в этом смысле мы касались проблемы города и деревни в фильме.

Шукшин В. Слово о «малой родине». М., 1989.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.