На правах рекламы:

ораторские курсы

• По низким ценам остекление балконов в орле для всех со скидками.

Главная / Фильмография / «Странные люди» (1969)

«Странные люди» (1969)

Оригинальное название: «Странные люди»
Жанр: драма
Формат: черно-белый, широкоэкранный
Режиссер-постановщик: Василий Шукшин
Режиссер: К. Николаевич
Автор сценария: Василий Шукшин
Актеры: Всеволод Санаев, Пантелеймон Крымов, Юрий Скоп, Елена Санаева, Нина Сазонова, Аркадий Трусов, Антонина Богданова, Артем Карапетян, Лилия Захарова, Николай Горячев, Евгений Евстигнеев, Лидия Федосеева, Клавдия Козленкова, Николай Смирнов, Клавдия Волкова, Александра Денисова, Мария Шукшина, Евгений Лебедев, Любовь Соколова, Виктор Авдюшко, Надежда Репина, Андрей Разумовский, Петр Пиница, Лев Корсунский
Главный оператор: Валерий Гинсбург
Оператор: В. Шолин
Композитор: Карэн Хачатурян
Звукорежиссер: Александр Матвеенко
Художник-постановщик: Игорь Бахметьев
Художник по гриму: В. Байкова
Монтаж: Наталья Логинова
Редактор: В. Погожева
Директор: Яков Звонков
Длительность: 1 час 23 минуты
Язык: русский
Страна: СССР
Производство: киностудия имени Горького
Год: 1969
Премьера (мир): 27 июля 1970

Фильм состоит из трех новелл по рассказам Василия Шукшина «Братка», «Роковой выстрел», «Думы». Главные герои фильма — чудаки, странные люди, которые живут в деревне. Они не всегда удобны для окружающих, но у них богатый внутренний мир.

Интересные факты

Натурные съемки фильма проходили в 1968 году в селах Порецкое и Мордыш Суздальского района Владимирской области.

Отзывы о фильме

Фильм «Странные люди» такой внутренней целостности лишен. Его тема как будто заявлена в самом названии, но герои трех новелл — «Чудик», «Миль пардон, мадам!» (в фильме этот рассказ назван иначе — «Роковой выстрел») и «Думы» — слишком разными «странностями» наделены, и соответственно автор к ним относится по-разному. Три портрета, поданные то с откровенным сочувствием, как Васька-Чудик, которого сыграл С. Никоненко, то с иронией, как Бронька, возбужденно и нервно сыгранный Е. Лебедевым, то и с иронией и с сочувствием сразу, как Матвей Рязанцев, представший на экране в исполнении В. Санаева, никак не складываются в триптих. Чудик подан Шукшиным с мягким чеховским реализмом, и то обстоятельство, что в фильме он оказывается возле чеховского дома-музея в Ялте, выглядит по-своему знаменательным. Бронька увиден сквозь линзу гротеска, насмешливого и уничижительного. Новелла «Думы» приносит с собой опять другие средства выразительности, подсказанные поэтическим кинематографом наших дней.

В прозе Шукшина мы легко обнаружим все эти — да и другие — стилистические пласты. Интонация меняется неуловимо для читателя, и он, переходя от новеллы к новелле, сам того не замечая, настраивается на волну, которую предлагает автор. Возможно, что такая способность переходить вслед за автором из одного регистра в другой обнаружила бы себя и в восприятии фильма, если бы... Если бы Шукшин не приложил слишком больших и слишком заметных усилий, чтобы добиться впечатления стилистического единства там, где его нет и не может быть, если бы он не старался представить эти «три рассказа» как нечто цельное, тяготеющее к общности средств выразительности. Но он старался. И голос автора за кадром, и песни, звучащие за кадром же — почти независимо от того, что в кадре происходит, — все это результат стараний, по-видимому, все же напрасных.

И хотя многое и тут удалось режиссеру, тем не менее сам Шукшин не зря считал, что «Странные люди» цельностью не обладают. [...]

[...] комментируя следующий свой фильм «Странные люди», который его очень разочаровал, Шукшин склонен был главную причину неудачи видеть в том, что картина откровенно разделена на три отдельные новеллы. «Опыт зрительских встреч с фильмом новеллистического построения, — рассуждал он тогда, — равен нулю. Мое предупреждение в титрах, что это "три рассказа", не сработало. Его пропустили, скользнули глазом — и забыли. Зритель настроился на определенную историю, на определенных людей. Но едва он привык к героям первой новеллы, приготовился вникнуть во все происходящее с ними, новелла кончилась. Это было неожиданностью. Так возникло раздражение. Пока он собрался с чувствами для нового знакомства — прошла добрая половина второй новеллы... Почему я не сделал всех этих "странных людей" жителями одной деревни? — казнился Шукшин. — Чего, казалось бы, проще: поселить их на одной улице?.. Не случайно трое героев из моих рассказов, абсолютно не связанных между собой — Степан, Игнат, Максим, — стали в кино родными братьями». [...]

Деревенское застолье, которое заняло почти целую часть всего фильма, тоже стало важнейшей находкой Шукшина и тоже обозначило начало темы, повторенной и развитой потом и в «Печках-лавочках» и в «Калине красной». [...]

Рудницкий К. Проза и экран. Заметки о режиссуре Василия Шукшина // ИК. 1977. № 3.

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.