Главная / Фильмография / «...И цирк!!!» (Москва, 2017)

«...И цирк!!!» (Москва, 2017)

Оригинальное название: «...И цирк!!!»
Жанр: трагикомедия
Руководитель постановки: Народный артист России Марк Розовский
Ассистент режиссера: Владимир Давиденко
Автор: Василий Шукшин
Сценография и видео: Владимир Медвецкий
Постановка цирковых номеров: Александр Макаров
Костюмы: Евгения Шульц
Помощник режиссера: Мария Рыбак
В ролях: Заслуженный артист России Юрий Голубцов, Владимир Давиденко, Яна Прыжанкова, Ольга Агеева, Александр Панин, Вера Макарова
Длительность: 1 час 30 минут
Язык: русский
Страна: Россия
Театр: «У Никитских ворот», Москва
Премьера: 21 января 2017 года

Режиссер Марк Розовский: «Рассказ Василия Шукшина "Чередниченко и цирк" мне представляется шедевром, этаким "бриллиантиком" в труднейшем коротком жанре русской литературы. Потому, наверное, вместе с командой наших отменных актеров я и сделал сценическую версию этой истории, где живые человеческие характеры, их, казалось бы, алогичное проявление во внезапно возникших обстоятельствах, а так же, сдобренное блистательным юмором анекдотическое действие — все это, вместе взятое, и есть тот самый театр жизни, точнее, театр правды жизни, которой так истово, так последовательно служил своим творчеством наш знаменитый Автор, бывший, к тому же, сам незаурядным Актером.

Шукшин незабываем. Шукшин нам нужен и сегодня. Хотя рассказанная писателем история случилась в сравнительно недавнем советском прошлом, насыщенном грешным желанием чудить, выпивать, шутковать, трепаться и влюбляться под всюду и отовсюду звучащие песни Аллы Пугачевой. Шукшин театрален, ибо — правдив, легок и мудр.

Конечно, автор подтрунивает над своими простодушными народными героями, живущими неутоленными шекспировскими страстями в суровый, запрограммированный, не терпящий никакого донкихотства век. Шукшин знает и любит этих простых, своих с виду, а на самом деле очень не простых, забавных людей из русской глубинки. Их обаяние узнаваемо, их судьбы затейливы, их поступки трагикомичны.

Потому-то так хочется сегодня играть с упоением Шукшина в центре Москвы "У Никитских ворот"».

Пресса о спектакле

Василий Шукшин в цирке Розовского

Театр «У Никитских ворот» до недавнего времени сторонился советского и русского классика, другие авторы занимали умы режиссеров. Как вдруг в афише появляется «И цирк» по рассказу Василия Макаровича «Чередниченко и цирк». А впрочем — не вдруг. Оказывается Марк Розовский давно задумал инсценировать это «веселое представление с грехом пополам» (как сказано в программке), решив поставить его не на большой сцене, а на малой с крошечной коробкой-сценой, где актерам приходится играть на расстоянии вытянутой руки от первого ряда камерного зала.

Казалось бы, с точки зрения экономии денежных средств, это выгодно (к чему постоянно призывает столичный Департамент культуры), а вот как быть с актерами.... В таких условиях надо обладать «собачей» органикой, чтобы не обмануть публику в своей достоверности, да и какие декорации могут поместиться на столь скромном пятачке.... За многие годы работы в этом пространстве, диктующем особый стиль игры, коллектив Марка Розовского не то, чтоб приспособился, а взял на вооружение самый трудный и сложный способ существования — ни на минуту не выходить из образа и быть абсолютно естественным, раскрепощенным, ну, а если пьеса требует наглядного перевоплощения, то не перегибать палку, руководствуясь методом отстранения. Что же касается сценографии, здесь тоже есть свои секреты. При тщательном отборе предметов, минимализм должен присутствовать во всем, не умаляющим художественный замысел.

Вот и на этот раз, попадая в маленький зал, зрители видят на белом заднике портрет Шукшина, а в центре сцены садовую скамейку. К ней приближаются два ничем не примечательных мужичка, явно отдыхающих на курорте. Тот, кто в шляпе открывает книгу Шукшина и обращаясь к зрителям сообщает, что сейчас они будут играть его рассказ, не отступая от текста, а его коллеге Владимиру Давиденко придется исполнить роль моториста Чередниченко. Юрий Голубцов в роли рассказчика комментирует события, в надежде, что зрители хорошо его понимают и не имеют ничего против, когда он превращается в друга, попавшего в неожиданный переплет, связанный с увлечением воздушной гимнасткой.

Ситуация по сути комическая, но у Шукшина просто так ничего не бывает, поскольку биографии его героев всегда наполнены особым смыслом и уж точно не примитивны. Они одновременно и смешны, и трагичны, так как жизнь их хорошо потрепала, но мечта осталась, пусть копеечная, но эта их мечта, которая дает надежду и не дает опускаться, поэтому в его произведениях всегда есть свет. Этот свет надежды есть и в полуторачасовом спектакле Марка Розовского, разукрашенном цирковыми номерами. Праздник жизни преподносится в виде волшебного цирка, где под куполом шапито крутится сказочная Ева, каждый раз рискуя жизнью, публику развлекает клоун с красным носом, собирающий у ларька копейки на пиво, а фокусница, вызывая на арену добровольцев, показывает ловкость рук без всякого обмана. Надо заметить, что эти номера и Александр Панин, и Вера Макарова исполняют профессионально, не говоря о гибкой, как лоза Яне Прыжанковой.

И все-таки при всех существующих метаморфозах бродячих циркачей, не имеющих ни своего угла, ни надежного тыла, витающих где — то в облаках высокого искусства, им противопоставляется надеженный быт Чередниченко с собственным домом, душа которого почему-то тянется к прекрасному.

Внешний облик этого курносого героя с круглым, как луна лицом не оставляет надежды на проснувшийся интеллект. Он привык «рубить с плеча», действовать, как написано в трудовом законе и плыть по течению. Поэтому встреча с Евой, вогнавшей острую иглу в честное сердце моториста во время представления, чревата для него непривычными думами, метаниями и, конечно, представлениями о туманным будущем, не сулящем спокойной жизни по заведенному распорядку. Так, что же, в концов концов, победит в этом славном человечке, не хватающим с неба звезд: накрывшая по макушку любовь или расчет, страх перед крутым поворотом судьбы? — Думают заинтригованные зрители, но рассказчик не дает им ответа, мол, пусть помучаются, погадают, вспомнят о своем выборе. К этому стоит добавить еще один немаловажный факт: Чередниченко строит воздушные замки и тут же разрушает их без участия Евы. Он даже не удосужился узнать, как принцесса поднебесья относится к его сватовству, готова ли пожертвовать выстраданной мечтой ради скучного, обеспеченного быта.

Их первая и единственная встреча в наемной квартире гимнастки, куда по причине щедрости душевной, не испросив разрешения проникает будущий «жених», комична, нелепа и абсурдна, а реакция партнеров непредсказуема и потому смешна. Конечно, свадьбы никакой не будет. Чередниченко наконец -то понял, что покой ему дороже непредсказуемой циркачки, а та лишь посмеялась вместе с клоуном над наивным и нелепым мотористом. Какой у них будет будущее — трудно предсказать. Ясно только одно: Марк Розовский вместе с исполнителями расшифровал природу юмора Василия Шукшина и сочинил свою версию, как непросто быть счастливым, призвав в союзники Аллу Пугачеву с ее легкомысленными, но такими знакомыми песнями.

Любовь Лебедина, «Деловая Трибуна».

Шукшин с грехом пополам

Художественный руководитель театра «У Никитских ворот» Марк Розовский представил собственную интерпретацию рассказа Шукшина «Чередниченко и цирк», окрестив премьерный спектакль «веселым представлением с грехом пополам».

Спектакль «...И цирк» сделан в декорациях подчеркнуто советского времени. Пивной ларек (как полагается — с мухами), скамейка где-то на берегу южного моря (оно плещется на заднике видеопроектора), да незамысловатая комната главной героини-циркачки. И, конечно, улица Ленина, площадь Ленина и... тупик имени Ильича. В общем, полный набор!

Как и в большинстве произведений Василия Шукшина, главным действующем лицом рассказа становится обыкновенный русский мужик из глубинки. На сей раз — плановщик мебельного цеха Чередниченко. Немного чудаковатый, наивный и прямолинейный. Он мечтает стать директором цеха... На худой конец замом. У него есть дом, сад, счет на сберкнижке. Ему немного за сорок. Не хватает только хозяйки.

В отпуске Чередниченко (Владимир Давиденко) отправляется в южные края, где случайно оказывается на цирковом представлении и влюбляется в гимнастку Еву (Яна Прыжанкова). Хряпнув для храбрости пару стаканов портвейна, он в местной пивной покупает бутылку про запас и идет к даме... знакомиться.

Марк Розовский вместе с командой умело вырисовывает шукшинские характеры, обнажает, доводя до гротеска, внутренние конфликты героев. Причем в своей версии он выводит на сцену еще одного персонажа — рассказчика (Юрий Голубцов), который становится вровень с Чередниченко — поясняет, комментирует действие. Надо заметить, что редакция весьма удачна: и без того театральный Шукшин вдруг оборачивается новыми гранями, проявляются примечательные актерские нюансы.

Юрий Голубцов и Владимир Давиденко создают на сцене блистательный дуэт, вызывающий в зале благодарный отклик. Режиссер позволил им по-хорошему подурачиться. Они легко могут обратиться с вопросом к залу, увлечь зрителя на сцену, попросить о помощи или же присмотреть себе невест среди зрительниц.

Терзания главного героя, как бы не были наивны, но по сути своей архаичны. Выбор женщины — дело непростое, как не ошибиться? А вдруг стерва или того хуже?! Вдруг он ее введет к себе в дом, а она начнет изменять, забеременеет, а скажет, что от Чередниченко?! «В жизни каждого мужчины должна быть своя Бриджит Бардо», — замечает рассказчик. Мужчины в зале согласно кивают. По сути, на сцене сталкивают два мира: «богемный» (его олицетворяет гимнастка) и размеренный, деревенский (в лице плановика).

Легкая, ироничная Яна Прыжанкова четко ведет линию гимнастки, влюбленной в свою профессию. И менять ее на обещанное семейное счастье не собирается. А вот к странному ночному гостю относится с толикой сочувствия. Собственно, она и прекращает мучения главного героя, написав ему записку: «Николай Петрович, в 40 лет надо быть умнее». В общем, и актерам есть про что поиграть, и зрителям над чем посмеяться. Шукшин все же отлично знал природу русского чудака, а Марк Розовский сумел раскрыть ее на сцене.

Денис Сутыка, «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ».

В Театре «У Никитских ворот» сыграли пьесу по рассказу Шукшина

21 января 2017 года в театре прошла премьера постановки Марка Розовского «...И цирк!!!». В основе — рассказ Василия Шукшина.

Авторы постановки признаются: рассказы Шукшина для них занимают в мире малой прозы особое место. Персонажи, через образы которых читатель вдруг приходит к некому глобальному пониманию человеческого характера, юмор, динамика сюжета: и всё-таки каждый раз, когда работам Василия Макаровича нужно дать серьёзное определение и «измерить» там всю гармонию алгеброй, становится не по себе. Потому что сложно представить что-то, что смотрелось бы естественнее, чем шукшинские, почти анекдотичные, чудики или, если угодно, национальные русские характеры. И есть что-то пошленькое в необходимости объяснить, как так у него получалось — пожалуй, это один из тех случаев, где авторская интуиция работала лучше, чем творческий метод. А в результате — интерес, который таким случаям всегда сопутствует.

Шукшин серьёзен по содержанию и до игривости и детскости несерьёзен по форме. Он, как автор, щедро наделён способностью вовремя и гибко шутить — юмор, которого так много в его произведениях, делает их, с одной стороны, узнаваемыми, а с другой — удел всей «смешливой» литературы — отодвигает как будто на второй план литературного процесса. Трагедии живут дольше — литературоведческий факт.

И всё-таки, Шукшин не автор анекдотов. Будучи, помимо прозаика, ещё и актёром, и режиссёром, он хорошо знаком с теорией драмы. Драматичность, которой не препятствует шутливость и весёлость, стремились показать в Театре «У Никитских ворот».

Самое интересное в постановке «...И цирк!!!» — это то, что она не пересказывает слово в слово сам рассказ «Чередниченко и цирк», который заложен в основу сценария. Даже система образов претерпевает некоторые изменения: и персонажи из литературных героев становятся действующими лицами спектакля — это ощутимо.

Рассказ меняется: но атмосфера остаётся — и это, пожалуй, верный показатель успеха постановочной группы и артистов.

Концепция, на которой театр сделал акцент — сочетание в истории драматичного и комического. «...И цирк!!!» театрален: связками между действиями выступают цирковые и музыкальные номера; да и само действие нет-нет, да и оборачивается бурлеском. Таким увидел Марк Розовский «театр правды жизни» — так обратился к зрителю: а не напоминает ли нам наша жизнь цирковое представление? Или это циркачи крупными штрихами рисуют жизнь?

Значимый приём — в действие вписан рассказчик, которого сыграл заслуженный артист России Юрий Голубцов. Рассказчиком в классическом понимании он не является: ни голоса за сценой, ни всезнающей фигуры несколько в стороне от событий не будет. А будет ещё один герой, вместе с Чередниченко странствующий по приморскому городу, заглядывающий на улицу Жданова, со скамейки наблюдающий, как идёт по морю корабль «Россия».

Интересно, что напрямую пояснять зрителю переживания Чередниченко он не намерен, но из их диалогов эти переживания становятся понятны. Так функции рассказчика оказываются реализованы, а вместе с тем зал понимает: автор — автор рассказа, автор постановки, автор в широком смысле слова, — всегда близок к своему герою. Можно сказать, лично с ним знаком.

Сложный образ Чередниченко — сложный в том смысле, что работая с ним одинаково легко удариться в грубый комизм и в утрированные вариации на тему народной души, — достался артисту Владимиру Давиденко. И он справился: персонаж получился такой, что мы, если бы не знали, что смотрим вещь, вдохновлённую прозой Шукшина, Шукшина бы здесь заподозрили. Плановик вышел таким, каким его писали — смешным и честным в своих маленьких страстях.

Наверное, много работы было у постановочной группы и с образом Евы. Как можно показать женщину, которая у Шукшина присутствует непосредственно в действии в гораздо меньшей степени, чем в воображении главного героя? Почти всё, что связано с Евой — это мысли и домыслы Чередниченко; на самом деле мы знаем о ней не так уж много.

Роль исполняет Яна Прыжанкова: именно ей предстояло стать «то ли девушкой, а то ли видением». И здесь создатели спектакля проявляют оригинальность: образ Евы подан так, что она так до конца и не становится живым человеком, вроде Чередниченко — эпизоды с её участием дают представление о ней, как о части цирка. Того, который вынесен в название — то есть, метафорического цирка жизни, а не только приморского «Шапито». Кроме того, персонажу добавили ярких черт — то, что у Шукшина дано штрихами и намёками, здесь сказано напрямую: через Еву действие приближено к современности. В ней заметно отступление от стилистики рассказа-основы.

Атмосфера спектакля, во многом основанная на харизме главных героев, была бы неполной и без второстепенных персонажей. Разработка этих образов — полностью авторское решение коллектива; и всё-таки они становятся частью произведения — как будто были там изначально. Это клоун Александр Панин, продавщица Ольга Агеева и фокусница Вера Макарова. Вскользь упомянутые у Шукшина, «У Никитсикх ворот» эти герои выступают, как самостоятельные фигуры, без которых мы бы смотрели совсем другой спектакль.

К рассказу «Чередниченко и цирк» театр отнёсся бережно, с большой любовью: после просмотра постановки это очевидно. Марк Розовский смог соединить стилистику Шукшина со своим авторским виденьем: это большая работа. «...И цирк!!!» — смешной, в чём-то задумчивый, колоритный. Если говорить об идейном содержании, то он, конечно, про жизнь и про человека. Но уместнее здесь рассказывать не о том, что, а о том, как — оценивать, какой мы видим постановку и какими — героев. Описание и ощущение вместо прямого ответа — не самый ли это удачный способ говорить о масштабном, если мы имеем дело с творчеством?

Екатерина Харлампиева, «Ревизор.ru».

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.