Главная / Фильмография / «Характеры» (2012)

«Характеры» (2012)

Оригинальное название: «Характеры»
Жанр: комедия, драма
Руководитель постановки: заслуженный артист России Геннадий Гущин
Ассистент режиссера: Евгений Попов
Автор: Василий Шукшин
Музыкальное оформление: заслуженный работник культуры России Валентина Цветницкая
Сценография: заслуженный деятель искусств России Александр Плинт
Художник по костюмам: Оксана Готовская
В ролях: Виталий Сидорченко, Евгений Солонинкин, Алексей Орлов, Татьяна Двинская, Милена Антипина, Анна Дружинина, Геннадий Гущин, Николай Дубаков, Татьяна Фролова, Анастасия Шинкаренко, Игорь Чирва, Марина Елина, Анастасия Пушилина, Юрий Десницкий, Александр Булдаков, Алексей Лобанов, Роман Мосьпан, Анатолий Лацвиев, Нина Полякова, Валерий Жуков, Владимир Орехов, Елена Мазуренко, Олег Матэрн и другие
Длительность: 2 часа 30 минут
Язык: русский
Страна: Россия
Театр: Иркутский академический драматический театр имени Н.П. Охлопкова
Премьера: 30 марта 2012

Спектакль поставлен по рассказам Василия Шукшина: «Хозяин бани и огорода», «Авторитет», «Дядя Ермолай», «Билетик на второй сеанс», «Космос и шмат сала», «Думы», «Микроскоп», «Даешь сердце». Эта пьеса о деревне, о деревенских простых жителях. Но не только об этом. Обычных деревенских людей волнуют разные проблемы: попытки постичь смысл жизни, понять, что такое любовь, совесть, доброта... Они искренне пытаются бороться с мещанством, пьянством, жадностью. И совсем неважно, в городе ты живешь или в селе, ведь людские проблемы всегда одинаковы. На сцене появляются около сорока героев. И их характеры абсолютно разные, и каждый из них запоминается личным отношением к нему автора. По замыслу режиссера Геннадия Гущина автор как бы присутствует на сцене, среди своих героев.

Этот же спектакль уже ставили на сцене Иркутского драматического театра имени Охлопкова в 1974 году. Тогда постановкой руководил режиссер Владимир Чертков. По воспоминаниям зрителей тех спектаклей, в зале царила очень душевная и теплая атмосфера.

Отзывы о спектакле

Шукшинские «Характеры» — снова на сцене драматического. Вспоминая прежний спектакль, думая о будущем

В 1974 году в драматическом театре имени Н.П. Охлопкова режиссером Владимиром Чертковым впервые был поставлен спектакль «Характеры» по рассказам Шукшина. Сегодня, через тридцать восемь лет, спектакль «Характеры» снова появится на сцене охлопковского театра. Над ним работает режиссер Геннадий Гущин.

Конечно, это будет совершенно другой спектакль, ведь невозможно повторить время, передать ту атмосферу, восстановить тот воздух и те эмоции. В этом и нет необходимости — вокруг многое изменилось. Мы постараемся посмотреть на героев Шукшина сегодняшними глазами, пропустив через призму нашего дня. Но для начала вспомним тот, прежний, спектакль, о котором так ярко рассказывают актеры-охлопковцы.

Заслуженный артист России Виталий Сидорченко играл роль председателя сельсовета:

— Конечно, спектакль вспоминается с ностальгией: мы были молоды, жизнерадостны. Прошло почти сорок лет, а я помню его очень ясно и отчетливо.

Режиссер Чертков выстраивал действие в форме сельского собрания, на котором обсуждаются — проигрываются — все события шукшинских рассказов. Актеров в спектакле было занято очень много, все сидели на сцене, как бы на большой поляне, да именно так и прописано у Шукшина: «Собрание проходило в июле, самая макушка лета, на большой поляне». Декораций было немного: одинокая березка вдалеке, на первом плане — пеньки, еще какие-то деревца... В общем, все настраивало на то, что мы все, и актеры, и зрители, находимся на природе, на вольном воздухе, где и живут эти люди.

Спектакль был удивительным по атмосфере, по теплоте. В нем было много интересных актерских работ, и он был так построен, что почти каждый в нем играл по две роли в разных рассказах. Я играл тогда председателя сельсовета, и в этом, нынешнем, мне досталась та же роль.

Спектакль очень хорошо принимали зрители, я знаю, что некоторые ходили на него по нескольку раз, а на гастролях в Москве в 1978 году его назвали одним из лучших. Все критики в голос утверждали: в Москву приехала самобытнейшая актерская труппа, ансамбль мастеров, настоящие колоритные характеры, с огромной силой внутреннего и духовного наполнения! Это — личности, фигуры, индивидуальности! Среди них был заслуженный артист России Иван Климов, которого известный московский критик Инна Вишневская назвала «иркутским Варламовым» за его бесподобное актерское дарование, за снайперское попадание в любой роли, за достоверность и настоящую потрясающую правду всего того, что он делал на сцене.

В «Характерах» он играл в отрывке под названием «Шмат сала» прижимистого деда Наума Евстигнеевича, мужика крепкого и основательного, знающего, почем в жизни этот самый шмат сала. У него квартировал школьник, который почти всегда был голоден. Климов играл этого деревенского старика так колоритно, так вкусно расхваливал свое сало, что у зрителей слюнки текли. Не сразу он приходил к решению накормить мальчишку, натощак грызущего «гранит науки», этим самым салом. Но когда все же он решался, зал просто взрывался аплодисментами. И звучала эта маленькая сценка в исполнении Ивана Климова глубокой мудростью, оставляя в сердце зрителей отметину об истинной ценности человеческого духа.

А вот как вспоминает ту постановку артист Валерий Жуков:

— Тот наш спектакль был каким-то откровением. Помню, Владимир Чертков приехал из Москвы такой радостно-возбужденный, энергичный, переполненный идеями, с новой пьесой под мышкой. А новая пьеса называлась — «Характеры». Сразу загорелся ставить. Он видел ее у своего учителя Андрея Гончарова в «Маяковке», который и сделал инсценировку. Мы тогда еще не много знали о Шукшине как о писателе. А прочли — и захватило!

Репетировали интересно, с выдумкой. Тогда у нас работало много колоритных артистов старой школы русского психологического театра, корифеев, для которых важна была и походка персонажа, и его привычки, наклонности, т.е. все, начиная от внешних проявлений до его психологии, до мелочей. Да и Чертков этого требовал дотошно: придумывайте, говорит, каждый свой персонаж.

Много чего они тогда напридумывали, и какие характеры создали! Как тут не вспомнить незабвенного дядю Ваню — дорогого Ивана Климова в роли Наума Евстигнеевича, Абрама Руккера в роли дяди Ермолая, Аркадия Тишина в роли Матвея, Георгия Карпея в роли Тимофея Худякова? Вспоминаются и Александр Шаланов, Юлия Уральская, Лидия Вронская, Виктор Егунов... А как не сказать о роли Виталия Константиновича Венгера? Он играл в отрывке «Билетик на второй сеанс» Николая Угодника, и как играл! Мало того что сама ситуация этого сюжета была смехотворной, но Венгер ее еще так раскалял, что зал просто лежал от хохота!

Венгер ведь всегда был мастером характера и здесь просто не мог не отличиться оригинальностью решения и во внешней обрисовке облика святого Николая, и в юмористической подаче всего отрывка.

И совсем другие краски находил Венгер уже для другого своего персонажа — Андрея Ерина в рассказе «Микроскоп». Здесь актером разыгрывалась настоящая психологическая драма.

Спектакль «Характеры» в постановке 1974 года был очень сильным, увлекательным, зрелищным, в котором интересно раскрывались те самые характеры шукшинских героев, привлекавшие зрителей правдой народной жизни, достоверностью простых человеческих судеб. Многие зрители ходили на этот спектакль и во второй, и в третий раз. Он очень нравился. В репертуаре он держался много лет.

Иван Бунин в пору создания своих знаменитых «деревенских» повестей и рассказов писал: «Я должен заметить, что меня интересуют не мужики сами по себе, а душа русских людей вообще. Дело в том, что я не стремлюсь описывать деревню в ее пестрой и текущей повседневности. Меня занимает главным образом душа русского человека...»

Эти слова классика отечественной литературы в полной мере можно отнести к неповторимому по своей художественной значимости литературному наследию Василия Макаровича Шукшина, по запасу в нем душевной доброты, щедрости сердца и любви ко всем тем, о ком он пишет. Именно душа русского человека занимала Василия Шукшина, когда он писал свои рассказы.

Зрелый, умудренный жизнью человек смотрит в далекую страну детства и молодости с высоты своего духовного опыта. А в детстве том остались отец и мать, родственники, друзья, соседи, знакомые по родным Сросткам, что на Алтае, где он родился, и вырос. Люди, давшие мудрость, какой-то свой несгибаемый внутренний стержень, доброту, совестливость. От них он черпал силы, мужество и талант, от них учился любви.

— Почему вы обратились к пьесе по рассказам Василия Шукшина? В частности, к «Характерам», которые уже шли на нашей сцене? — с таким вопросом я обратилась к режиссеру Геннадию Гущину.

— Я очень люблю Шукшина, часто его перечитываю. Мне думается, что все, о чем он писал и о ком писал, — не стареет. Я хотел бы посмотреть, как сегодняшние зрители будут воспринимать прозу Шукшина, эти сюжеты, этот текст. Что происходит с человеком? Что волнует его сегодня? Через пьесу «Характеры» эти движения души можно увидеть. Если 20—30 лет назад мы вздрагивали, глядя на экран, когда там говорили об убийстве, долго не могли успокоиться, не могли есть, спать, то сегодня наш зритель, перекормленный подобной информацией, уже не реагирует на нее, его это не потрясает. Что же происходит с его душой? Остается ли она такой же восприимчивой или — закрылась?

Шукшин писал свои рассказы, живя в совершенно другом времени, тогда его герои воспринимались очень органично, естественно. Тем зрителям были близки их тревоги, радости, беды; а сегодняшние зрители? Какова будет их реакция?

О Шукшине и его рассказах часто говорят, что они проникнуты светом добра. Иными они быть и не могут, потому что вся его сущность, его дух глубоко вросли в ту почву, в ту землю, из которой он вышел. Из нее пророс и укрепился корень добра да от тех людей, которые жили рядом, которых встречал он на своих жизненных путях-дорогах.

Его рассказы — это раздумья об особенных людях, они звучат как тонкие философско-лирические притчи, несущие в себе ответ на многие вопросы современной духовной жизни.

Его герои, люди из народа, несмотря на всю свою внешнюю скромность и неприметность, поражают нас своей силой, цельностью характеров, добротой, человечностью, которой так мало остается нам в современной жизни. Шукшин любит своих героев, относится к ним с теплым сочувствием, и даже сама их беззащитность и чудаковатость дороги ему как признак высокого душевного благородства и нравственности.

Приглашаем всех иркутян на наши новые «Характеры». Премьера спектакля состоится 30 и 31 марта, 6 и 21 апреля.

Лора Тирон для «Байкальских вестей»

Вот такие они, характеры! На охлопковской сцене — снова рассказы Шукшина

Почему интерес к такому писателю, как Василий Макарович Шукшин, не иссякает, вы не задумывались? Почему его чудаки и чудики, скандалисты и тихони, старики и совсем еще молодые люди так человечны, так понятны в своих надеждах и радостях, обидах и мечтах, тревогах и устремлениях? Почему их горе, их неприятности, их казусы так цепляют, так задевают за живое, что им искренне сочувствуешь, даже если они немножко смешны?

Стоит ли удивляться, что шукшинские рассказы, поставленные когда-то на сцене Иркутского драматического театра (тогда он еще не был титулован как академический), в 1974 году, объединенные в одну общую композицию и названные «Характеры», — стоит ли удивляться, что этот спектакль, теперь уже в постановке заслуженного артиста России Геннадия Гущина, вернулся на театральные подмостки?

Вернулся... чтобы и нас вернуть немножко назад, во времена колхозов и колхозников, председателей каких-то комитетов и представителей каких-то райкомов. Окунуть в тот быт и в те отношения, что были понятны нам тогда не более, чем сейчас. Почему, скажем, какой-то товарищеский суд должен был «судить» симпатичного парня Веню Зябликова только за то, что он запер и даже заколотил гвоздем в деревянной избушке туалета (это когда «все удобства» на улице) свою вредную тещу, которая на его, Венины, деньги купила себе еще одну шубу? А ведь он-то эти деньги приберегал, копил, чтобы купить себе баян! Не в пивнушке пропить. Тем не менее злобной теще даже в голову не приходит, что она таким образом присвоила чужие денежки, потратила их на себя — и отнюдь не на кусок хлеба...

Можно спорить, правомерно ли заслуженная артистка России Татьяна Двинская, играю эту героиню, предельно сгущает краски. Она вопит на Веню и срывается чуть ли не на визг, так что порой ее воплей даже не разобрать. Она ослеплена неприязнью. И все-таки: перебарщивает она со стервозностью своей героини или такие тоже бывают?

Мне как зрителю и читателю Шукшина кажется, что Елизавета Васильевна могла быть не столь громогласной и скандальной особой, похитрее и потише, ведь в ее интересах было произвести на участников этого суда впечатление обиженной, но не обидчицы. Эдакий волк в овечьей шкуре. Но — актриса эту «шкуру» сбрасывает быстро. В результате интрига проясняется сразу — Веня Зябликов, конечно, вызывает симпатию и зрителей, и односельчан, и даже приехавший на суд представитель райкома, который дольше всех пытался держать сторону «обиженной», не вынес ее криков.

Вообще, как вы помните, спектакль состоит из разных жизненных ситуаций с разными участниками, что соответствует соединению в один сценарий нескольких рассказов Шукшина. В каждой истории — свои заморочки. Вот апофеоз жадности: простоватый сосед Иван (заслуженный артист России Николай Дубаков), у которого прохудилась баня, и прижимистый хозяин другой, крепкой бани (заслуженный артист России Геннадий Гущин). Чего, казалось бы, проще — ну нет своей — помойся у меня. Однако Хозяин устраивает такое... Читает мораль, корит, упрекает в лени и нерадивости, припоминает сына, ворующего у него морковку с грядки, — словом, простодушный немытый сосед в досаде и с обидой уносит ноги, а зритель думает: да уж, поистине, надо так давать, чтобы можно было взять, как говорит пословица. И каждый наверняка припомнит нечто подобное в своей жизни... Артисты — блестящи, каждый в своем роде.

А вот как аукнулась война в истории с завхозом Ефимом Пьяных (заслуженный артист России Игорь Чирва), который очень печется о своем авторитете. Дело в том, что осколок засел у него в самом интересном мягком месте. И как ни мучается завхоз Ефим от того, что осколок у него «пошел», а к врачу идти гордость не позволяет. Или собственное достоинство. Демонстрировать ему, нет, ей, женщине (!), это самое место? А как же его статус? Да на него все пальцем показывать будут! Нет, уж лучше пусть так...

Мучается герой Чирвы, мучает всех вокруг себя... Зритель только не мучается — хохочет. Комический дар артиста развернулся в этом не столь уж продолжительном эпизоде во всей своей уморительности.

Так можно пройтись по всем сюжетам спектакля — «Билетик на второй сеанс», «Космос и шмат сала», «Думы», «Микроскоп». Не сказать, что все одинаково смешны и равно увлекательны. Возможно, постановочная группа и не ставила себе такой цели — смешить публику, все-таки это не цирк, а театр. И все же есть сцены, когда интерес публики несколько спадает, гаснет, несмотря на то, что артисты играют опытные.

Наиболее кульминационным оказывается во втором отделении спектакля рассказ «Микроскоп». Заняты здесь заслуженные артисты России Владимир Орехов и Елена Мазуренко (столяр Андрей Ерин и его жена Зоя), Олег Матэрн играет их сына Петьку, Анатолий Лацвиев — Сергея Куликова. Вся суть эпизода — в том, что любознательный столяр, зажав от жены часть получки, покупает домой микроскоп, а чтобы жена не ворчала, сообщает, что деньги потерял, а прибором его премировали за хорошую работу. Ситуация разворачивается опять же достаточно комично, что приводит публику снова в восторг.

Эпизод «Даешь сердце!» — звучит как кода завершающемуся спектаклю. И дело не только в том, что врачи научились пересаживать сердце, а в том, что к финалу восторжествовала-таки справедливость, она же — сердечность, человечность: жители села, которые уважали сквозного героя Веню Зябликова как парня самостоятельного, работящего, порядочного, вопреки напору зловредной тещи и сомнениям Представителя райкома, оправдали этого самого Веню. С чем в конце концов согласился и партийный товарищ, кстати исполненный артистом Евгением Солонинкиным вполне убедительно.

А что касается сердца (читай — сердечности), которое победило нахальные притязания Вениной тещи, то это тоже радует. Оно, конечно, товарищеский суд разбирал не уголовное дело, и все же будь теща поумнее, она ведь могла и выиграть дело. Колхозы создавала, трудодни зарабатывала... Это для тех времен — аргументы. Однако победило — сердце!

И ты покидаешь зрительный зал с каким-то хорошим чувством встречи с простыми человеческими судьбами, вызывающими общий позитивный настрой. «Русский народ за свою историю отобрал... такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: трудолюбие, совестливость, доброту... Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания — не отдавай всего этого за понюх табаку». Не зря эти слова Василия Шукшина вынесены в эпиграф к спектаклю. Они ориентируют зрителя не на героические подвиги и не на глобальные события — жизнь иногда интересна и в самых незамысловатых проявлениях. Тем более что ценности были и остаются неразменными.

Любовь Сухаревская

 
 
Яндекс.Метрика Главная Новости Обратная связь Книга гостей Ресурсы
© 2008—2017 Василий Шукшин.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.